19Апр 2022

Субъекты – носители права хозяйственного ведения и права оперативного управления в законодательстве Республики Беларусь

Функ Ян Иосифович,

доктор юридических наук, профессор, Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП

1. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления в правовой системе Республики Беларусь определяются, прежде всего, тем, что они напрямую связаны с конкретными субъектами – носителями указанных прав.

Продолжение в нашем материале.

2. Субъектами – носителями описываемых нами вещных прав в силу гражданского законодательства Республики Беларусь являются:

(а) унитарное предприятие, которое обладает своим имуществом:

(аа) либо на основе права хозяйственной ведения,

(аб) либо на основе права оперативного управления;

причем базовым правом унитарного предприятия на принадлежащее ему имущество является именно право хозяйственного ведения;

последнее объясняется тем, что правом оперативного управления на закрепленное имущество наделяется исключительно казенное предприятие;

(б) учреждение, которое обладает своим имуществом:

(ба) прежде всего, на основе права оперативного управления;

(бб) применительно же к доходам учреждения, как показано выше, речь можно вести о наличии у учреждения особого (по сравнению с правом оперативного управления), непоименованного в законодательстве вещного права;

(в) государственное объединение, обладающее имуществом:

(ва) либо на основе права оперативного управления;

(вб) либо на основе права хозяйственного ведения;

в зависимости от волеизъявления собственника имущества государственного объединения (Республики Беларусь или ее административно-территориальной единицы), отраженного в уставе конкретного государственного объединения (при этом по общему правилу государственное объединение обладает имуществом именно на праве оперативного управления;

для того, чтобы государственное объединение обладало имуществом на праве хозяйственного ведения, необходимо, чтобы в уставе конкретного государственного объединения было напрямую указано на то, что подобное объединение обладает имуществом именно на рассматриваемом праве).

3. Иных, по сравнению с указанными в пункте 2, субъектов – носителей права хозяйственного ведения и права оперативного управления по общему правилу национальная система гражданского права Республики Беларусь «не знает» (об изъятии из общего правила – см., в частности, в пункте 6 и ниже).

4. Итак, в силу права Республики Беларусь:

(а) правом хозяйственного ведения на имущество может обладать лишь унитарное предприятие или государственное объединение (за исключением, указанным в пункте 6 и ниже);

(б) право оперативного управления на имущество может принадлежать исключительно казенному предприятию, учреждению и государственному объединению;

(в) ни унитарное предприятие, в том числе казенное предприятие, ни учреждение, ни государственное объединение не могут обладать имуществом на праве собственности;

(г) в рамках описанных двух вещных прав «переход субъектов – носителей этих прав» недопустим, то есть, например, учреждение не может обладать правом хозяйственного ведения на свое имущество (об изъятии из этого правила – см. ниже), аналогично, как и унитарное предприятие, которое не является казенным предприятием, не может приобрести право оперативного управления на отраженное у него на балансе имущество.

5. Унитарное предприятие, учреждение и государственное объединение обладают рассматриваемыми вещными правами:

  • как в отношении всего имущества соответствующего субъекта,
  • так и в отношении какой-либо вещи или группы вещей, находящихся у соответствующего субъекта.

6. Изложенное в пунктах 1–4, как мы отметили выше, является общим правилом для правовой системы Республики Беларусь;

однако статья 276 ГК Республики Беларусь, предусматривает, что правом хозяйственного ведения наряду с унитарными предприятиями и государственными объединениями могут быть наделены и иные юридические лица в соответствии с решением Президента Республики Беларусь.

7. Законодательное положение, изложенное в пункте 6, «несколько изменяет природу» права хозяйственного ведения, по сравнению с общим подходом к данному явлению.

8. Суть же общего подхода к праву хозяйственного ведения заключается в том, что:

«предложенное законодателем расщепление права собственности» непосредственно на:

(а) право собственности как таковое

и (б) право хозяйственного ведения (а также право оперативного управления)

сделано, конечно же, в утилитарных целях, связанных с участием государства в имущественном обороте

и необходимостью государства «общаться самим с собой» в рамках данного оборота.

9. В связи с указанным в пункте 8 необходимо отметить, что белорусский законодатель «распространил» анализируемое «расщепление права собственности» не только на государство, но и на физических лиц, а также юридических лиц – собственников своего имущества;

предоставив возможность последним также выделить «отдельные объекты» в качестве самостоятельных юридических лиц, не обладающих, однако, правом собственности на свое имущество;

«расщепив» тем самым свое право собственности на имущество.

10. Однако и указанное в пункте 9 также «вписывается» в четко отграниченную законодательную систему, в рамках которой «расщепление» происходит лишь по линии:

«учредитель – унитарное предприятие (государственное объединение)»;

иными словами, само «расщепление» права собственности и выделение такого вещного права, как право хозяйственного ведения, фактически было сделано исключительно под одну форму юридического лица – унитарное предприятие

(государственное объединение в данном случае представляет «побочную» немногочисленную линию, которую в рамках настоящих рассуждений можно не учитывать).

11. Приведенное же в пункте 6 изъятие несколько изменяет описанную выше картину отношений, так как позволяет предположить, что:

имущество может передаваться на праве хозяйственного ведения и общественному объединению, или политической партии, или религиозной организации; и акционерному обществу, или обществу с ограниченной ответственностью, или производственному кооперативу, в том числе артели;

указанный же подход, безусловно, размывает правовые границы права хозяйственного ведения и вместо «четкого и ясного» представления о данном правовом явлении возникает проблема его идентификации,

то есть остро встает вопрос:

каковы рамки и пределы такого права «в руках юридических лиц – собственников своего имущества»?

12. Правда, вполне возможно, что высказанная выше озабоченность «не будет иметь больших правовых и экономических последствий», так как изъятие из общего правила будет применяться в единичных, иначе исключительных, случаях.

13. В качестве одного из случаев, упомянутых в пункте 12, можно привести Указ Президента Республики Беларусь от 25 сентября 2006 г. № 586 «Об уставе Белорусского государственного университета» в редакции, действовавшей до вступления в силу Указа Президента Республики Беларусь от 19.04.2011 № 166.

В соответствии с подпунктом 2.1 пункта 2 Указа Президента Республики Беларусь № 586 (до вступления в силу Указа Президента Республики Беларусь от 19.04.2011 № 166):

имущество, переданное БГУ в оперативное управление, принадлежало ему на праве полного хозяйственного ведения и использовалось самостоятельно в том числе для ведения хозяйственной деятельности, сдачи в аренду без права выкупа и пользования.

Таким образом, БГУ, не будучи ни унитарным предприятием, ни государственным объединением, был наделен правом хозяйственного ведения в отношении закрепленного за ним имущества (хотя «больших отличий «между реальным правовым воплощением права хозяйственного ведения и права оперативного управления, каковым должен был обладать в отношении своего имущества БГУ, как учреждение, не наблюдается).

При этом белорусский законодатель в данном случае использовал «некорректную конструкцию», так как:

(а) с одной стороны, указал, что имущество передается БГУ в оперативное управление,

однако при этом одновременно, (б) с другой стороны, отметил, что оно принадлежит БГУ на праве полного хозяйственного ведения.

Тем самым имущество передавалось в оперативное управление, но затем принадлежало на праве полного хозяйственного ведения.

Причем было не ясно, в какой момент времени произошла «трансформация» права оперативного управления в право полного хозяйственного ведения,

а, следовательно, возникала проблема:

какое право в отношении закрепленного за БГУ имущества принадлежало БГУ.

Хотя, скорее всего, законодатель таким образом все-таки подчеркивал то обстоятельство, что:

БГУ наделялось в отношении своего имущества не правом оперативного управления, а правом хозяйственного ведения.

Законодатель при этом использовал «неточное наименование» соответствующего вещного права, так как правовая конструкция:

«право полного хозяйственного ведения» использовалась белорусским законодателем лишь до вступления в силу ГК Республики Беларусь 1998 года,

в котором (ГК 1998 года) данное наименование вещного права было заменено на его «сегодняшнее звучание» – «право хозяйственного ведения»

(слово «полного» было исключено из наименования рассматриваемого вещного права, так как оно вводило публику в заблуждение в силу того, что предполагало практическую неограниченность прав лица, за которым имущество было закреплено на праве полного хозяйственного ведения, в частности в вопросах распоряжения таким имуществом;

в действительности же, и тогда, и сейчас, правомочия юридического лица, обладающего имуществом на праве полного хозяйственного ведения или на праве хозяйственного ведения, ограничены собственником и законодательством).

В связи с изложенными обстоятельствами отмечаем, что в настоящее время БГУ, как и любое иное учреждение, обладает имуществом на праве оперативного управления (приведение описанного в настоящем пункте 13 изъятия в соответствие с общим правилом было осуществлено Указом Президента Республики Беларусь от 19.04.2011 № 166, в силу которого пункт 2 Указа Президента Республики Беларусь № 586 (а раз так, то и подпункт 2.1) был признан утратившим силу.

14. «Озабоченность», изложенная в пункте 11, объясняется еще и тем, что вплоть до недавнего времени ряд государственных органов передавали,

например, недвижимое имущество, которое было закреплено за ними государством на праве оперативного управления,

унитарным предприятиям или даже акционерным обществам,

также на праве оперативного управления;

то есть пытались «игнорировать» правовую природу прав соответствующего субъекта на свое имущество,

и основывали свои действия на том, что:

несмотря на отчуждение имущества в пользу унитарного предприятия (не являющегося казенным) или акционерного общества,

указанное имущество, находясь на балансе данных субъектов, все равно «связано с прежним правомочием государственного органа на такое имущество – правом оперативного управления».

При этом было непонятно:

унитарное предприятие или акционерное общество становятся обладателями данного имущества «непосредственно от государства», с сохранением права собственности государства на рассматриваемые объекты,

или в отношении описываемого имущества присутствует не только (не столько) право собственности государства,

но и сохраняется право оперативного управления именно соответствующего государственного органа,

но тогда совсем становилось неясно:

на основе какого права данное имущество принадлежало унитарному предприятию или акционерному обществу,

ведь нельзя же «представить себе в рамках белорусской правовой действительности», чтобы:

одно и то же имущество принадлежало одновременно на праве оперативного управления государственному органу (а, следовательно, находилось в собственности государства)

и на праве собственности акционерному обществу (или на праве хозяйственного ведения унитарному предприятию, собственником имущества которого являлось физическое лицо).

Однако, несмотря на «указанные несоответствия», в белорусской правоприменительной практике неоднократно делались попытки реализации изложенных выше положений;

но в «долгосрочном периоде» они «не закрепились» (то есть в настоящее время они не присутствуют при правоприменении).

Материал подготовлен с использованием нормативных правовых актов по состоянию на 2 декабря 2021 г.


Пожалуйста, поверните свое устройство в горизонтальное положение.
Заказать
звонок