Сохранить в избранное

Комментарий к Закону Республики Беларусь от 9 января 2023 г. № 243-З «Об изменении законов по вопросам правовой охраны объектов интеллектуальной собственности»

Лосев Сергей Сергеевич, к.ю.н., доцент

9 января 2023 г. принят Закон Республики Беларусь № 243-З «Об изменении законов по вопросам правовой охраны объектов интеллектуальной собственности» (далее – Закон № 243-З).

Данным законом вносятся изменения в основные законодательные акты, регулирующие вопросы охраны интеллектуальной собственности, – законы Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах»«О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы»«О патентах на сорта растений»«О правовой охране топологий интегральных микросхем»«О товарных знаках и знаках обслуживания»«О географических указаниях».

Проанализируем наиболее значимые изменения в указанных законодательных актах.

Изменения в законодательстве об авторском праве и смежных правах

Изменения, внесенные в Закон Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» (далее – Закон об авторском праве), направлены на корректировку отдельных его положений и связаны преимущественно с допускаемыми случаями использования произведений и объектов смежных прав без согласия правообладателя, а также с деятельностью организаций по коллективному управлению имущественными авторскими и смежными правами.

Уточнен механизм реализации норм ст. 34 Закона об авторском праве, предусматривающих возможность свободного использования охраняемых авторским правом произведений в интересах незрячих, слабовидящих и иных лиц с ограниченными способностями воспринимать визуальную информацию путем преобразования таких произведений в специальный формат (рельефно-точечный шрифт, специальные аудиоформаты и др.), предназначенный для восприятия такими лицами и последующего использования произведений в таком специальном формате. Однако препятствием для преобразования отдельных произведений в специальный формат, предназначенный для использования в интересах указанных категорий лиц, может быть применение правообладателем технических средств защиты – как правило, программных средств, не допускающих или ограничивающих возможность копирования произведений, представленных в цифровой форме. Согласно норме п. 2 ст. 55 Закона об авторском праве любые действия по обходу технических средств защиты авторского права и смежных прав признаются нарушениями этих прав, позволяющими правообладателю использовать механизмы правовой защиты. В этой связи п. 1 ст. 34 Закона об авторском праве дополнен частью второй, предлагающей механизм правомерного преодоления технических средств защиты, примененных правообладателем. В случае, когда в силу применения технических средств защиты не представляется возможным доступ к произведению для преобразования его в специальный формат, заинтересованное лицо вправе требовать от правообладателя снять такие ограничения либо иным образом предоставить возможность использовать произведение. Закрепление в законе права требовать от правообладателя предоставить доступ к произведению в целях его преобразования в специальный формат дает заинтересованному лицу возможность обращения в суд с требованием к правообладателю совершить определенные действия. Однако возможность преобразования произведения в специальный формат не ограничивается в ситуации, когда правообладатель в добровольном порядке не удовлетворил требование заинтересованного лица; законодатель устанавливает, что для целей использования произведений в специальном формате для незрячих, слабовидящих и иных лиц с ограниченными способностями воспринимать визуальную информацию лицо, преобразующее произведение в специальный формат, может снять эти ограничения самостоятельно, и такие действия не должны рассматриваться как нарушение авторского (смежного) права.

Однако наиболее значимые изменения произошли в вопросах, прямо или косвенно связанных с деятельностью организаций по коллективному управлению имущественными авторскими и смежными правами (далее – организации по коллективному управлению).

Статья 41 Закона об авторском праве, предусматривающая возможность использования фонограммы, опубликованной в коммерческих целях, без согласия производителя фонограммы и исполнителя, исполнение которого записано на данной фонограмме, но с выплатой вознаграждения, сбор, распределение и выплата которого правообладателям осуществляется организацией по коллективному управлению, получившей государственную аккредитацию на осуществление деятельности в данной сфере, дополнена нормой, согласно которой минимальный размер вознаграждения, а также правила его сбора, распределения и выплаты устанавливаются Советом Министров Республики Беларусь. До принятия Закона № 243-З вопрос о размере подлежащего выплате вознаграждения должен был решаться по соглашению между лицом, использующим фонограмму, и организацией по коллективному управлению, имеющей соответствующую аккредитацию. С внесением в Закон об авторском праве указанного дополнения конкретный размер подлежащего выплате вознаграждения по-прежнему будет определяться соглашением между плательщиком и организацией по коллективному управлению, но при этом уже не может быть меньше установленного Правительством минимального размера.

Наиболее радикальные изменения в сфере коллективного управления связаны с дополнением Закона об авторском праве новым основанием для использования охраняемых произведений без согласия правообладателя, но с выплатой ему вознаграждения. Включенная в Закон новая ст. 411 допускает такое использование в отношении музыкальных произведений в случаях их использования при проведении и (или) освещении в средствах массовой информации культурных мероприятий, имеющих государственное, политическое, историческое, идеологическое, международное или общественное значение, финансируемых полностью или частично за счет средств бюджета и посвященных государственным праздникам, праздничным дням и памятным датам либо важным событиям в жизни государства и общества (далее – государственные мероприятия). Перечень таких мероприятий должен ежегодно устанавливаться республиканским органом государственного управления, проводящим государственную политику в сфере культуры (Министерством культуры Республики Беларусь), и размещаться на его официальном сайте.

В отношении музыкальных произведений, включенных в программы государственных мероприятий, допускается без согласия правообладателя их публичное исполнение, передача в эфир (по кабелю), а также иное сообщение для всеобщего сведения. Такой широкий спектр ограничений исключительного авторского права в отношении музыкальных произведений, который, к слову, не в полной мере соответствует обязательствам Республики Беларусь в рамках действующих для нее многосторонних международных договоров, посвященных охране авторского права и смежных прав, обусловлен желанием законодателя обеспечить не только беспрепятственное проведение самого мероприятия с использованием музыкальных произведений, но и его трансляцию в передачах телевидения и радио, а также трансляции и размещения записи в сети Интернет. Поводом для включения в Закон об авторском праве данной нормы, очевидно, стали изредка возникающие ситуации запрета со стороны известных отечественных композиторов использовать их музыкальные произведения, в том числе конкретными исполнителями. Ограничение исключительного авторского права в виде предусмотренной возможности использования произведений без согласия правообладателей призвано решить данную проблему, обеспечив правомерность использования популярных музыкальных произведений в рамках общественно значимых мероприятий.

Плательщиками вознаграждения названы «лица, использующие музыкальные произведения указанными способами». Соответственно, обязанность по выплате вознаграждения будет лежать на организаторах государственных мероприятий, организациях эфирного (кабельного) вещания, осуществляющих трансляцию мероприятий в эфире (по кабелю), а также в сети Интернет.

Радикальные изменения произошли в регулировании деятельности организаций по коллективному управлению. Во-первых, деятельность по сбору вознаграждения за публичное исполнение, передачу в эфир, передачу по кабелю, а также за сообщение для всеобщего сведения музыкальных произведений, включенных в программы государственных мероприятий, выделена в самостоятельную сферу коллективного управления, право на осуществление которой подтверждается государственной аккредитацией. Сферы коллективного управления, деятельность в которых возможна только после получения государственной аккредитации, определены в п. 2 ст. 48 Закона об авторском праве.

Во-вторых, государственная аккредитация на право осуществления деятельности в трех сферах – 1) сбор вознаграждения за воспроизведение в личных целях аудиовизуальных произведений, произведений и исполнений, воплощенных в фонограммах, и фонограмм (ст. 35 Закона об авторском праве); 2) сбор вознаграждения за публичное исполнение, передачу в эфир (по кабелю), а также за иное сообщение для всеобщего сведения фонограмм, опубликованных в коммерческих целях, и исполнений, записанных на таких фонограммах (ст. 41 Закона об авторском праве); 3) сбор вознаграждения за публичное исполнение, передачу в эфир (по кабелю), а также за иное сообщение для всеобщего сведения музыкальных произведений при проведении и (или) освещении в СМИ государственных мероприятий (ст. 411 Закона об авторском праве) – может быть предоставлена только одной организации по коллективному управлению, которая при этом является государственным учреждением (таковым является Национальный центр интеллектуальной собственности).

В отношении аккредитации для деятельности в сферах управления исключительными правами на музыкальные произведения при их публичном исполнении, на произведения при их передаче в эфир или по кабелю, а также на произведения при их сообщении для всеобщего сведения сделана оговорка об исключении из этих сфер деятельности по сбору вознаграждения за использование музыкальных произведений в рамках проведения государственных мероприятий. Иными словами, получение организацией по коллективному управлению аккредитации в такой сфере как управление исключительными правами на музыкальные произведения с текстом и без текста при их публичном исполнении либо в такой сфере как управление исключительными правами на произведения при их передаче в эфир или передаче по кабелю само по себе не дает права осуществлять сбор вознаграждения за музыкальные произведения, включенные в программу государственного мероприятия.

Справочно:

Согласно информации, размещенной на сайте Госкомитета по науке и технологиям РБ, аккредитацию на осуществление деятельности по коллективному управлению в настоящее время имеют две организации:

  1. государственное учреждение «Национальный центр интеллектуальной собственности» (практически все сферы коллективного управления) и

  2. общественное объединение «Белорусское общество авторов, исполнителей и иных правообладателей», имеющее аккредитацию в сфере сбора вознаграждения за публичное исполнение, передачу в эфир или передачу по кабелю, а также иное сообщение для всеобщего сведения фонограмм, опубликованных в коммерческих целях, в интересах исполнителей и производителей фонограмм.

Комментируя данное изменение в регулировании деятельности организаций по коллективному управлению, следует с сожалением отметить отход законодателя от изначально заложенной в Законе об авторском праве концепции, состоящей в признании равных возможностей осуществления деятельности в данной сфере как за государственной организацией, так и за некоммерческими организациями, основанными на членстве авторов и иных правообладателей, а также отметить, что осуществление коллективного управления имущественными авторскими (смежными) правами именно негосударственными организациями, создаваемыми самими авторами и иными правообладателями, подконтрольными и подотчетными им, является общим правилом в мире, а коллективное управление, осуществляемое государственными организациями, – редким исключением.

В-третьих, государственная организация по коллективному управлению, получившая аккредитацию в указанных сферах, получает возможность бездоговорного управления правами авторов и иных правообладателей соответствующих произведений и объектов смежных прав: ст. 50 Закона об авторском праве дополнена п. 11, предусматривающим, что такая государственная организация по коллективному управлению «…вправе … осуществлять сбор и распределение вознаграждения, предусмотренного частью первой пункта 1 статьи 41 и частью первой пункта 1 статьи 411 настоящего Закона для авторов и иных правообладателей, с которыми у нее не заключены договоры об управлении имущественными правами на произведение и (или) объект смежных прав, а также в случаях, когда у нее не заключены соответствующие договоры с иными организациями по коллективному управлению, имущественными правами, в том числе иностранными». Иными словами, со вступлением данной нормы в действие с 13 ноября 2023 г. НЦИС как единственная организация, правомочная осуществлять сбор вознаграждения за использование фонограмм, опубликованных в коммерческих целях, а также собирать вознаграждение за использование музыкальных произведений в рамках проведения государственных мероприятий и их последующей трансляции и сообщении для всеобщего сведения в сети Интернет, может предъявлять требование о выплате вознаграждения лицам, обязанным осуществлять его выплату, вне зависимости от наличия полномочий, предоставленных правообладателями.

Сбор вознаграждения в интересах правообладателей, но без поручения с их стороны, обуславливает необходимость уведомления правообладателей о действиях, осуществляемых в их интересах. Согласно норме части второй п. 11 ст. 50 Закона об авторском праве в такой ситуации организация по коллективному управлению обязана принять разумные и достаточные меры по уведомлению о собранном в интересах правообладателей вознаграждении (в том числе путем размещения информации на официальном сайте), заключению договоров об управлении имущественными правами с правообладателями и организациями по коллективному управлению, а также по выплате собранного вознаграждения.

В Закон об авторском праве включены нормы об обязательности заключения договоров в сфере коллективного управления. Изложенный в новой редакции п. 1 ст. 51 Закона предусматривает, что пользователи произведений и (или) объектов смежных прав, имущественные права на которые переданы в управление организации по коллективному управлению имущественными правами, обязаны заключить с этой организацией договор об использовании произведений и (или) объектов смежных прав; в случаях, когда в соответствии с Законом допускается использование произведений и (или) объектов смежных прав без согласия авторов или иных правообладателей, но с выплатой им вознаграждения, плательщики вознаграждения обязаны заключить с соответствующей организацией по коллективному управлению договор о выплате вознаграждения. Указание на обязательность заключения договора означает применение правил ст. 415 ГК, регламентирующей процедуру заключения договора, обязательность которой установлена законодательством для одной из сторон, а также дает возможность организации по коллективному управлению обращаться в суд с требованием о понуждении заключить договор.

Изменения в патентном законодательстве

В законы Республики Беларусь «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы»«О патентах на сорта растений» и «О правовой охране топологий интегральных микросхем» внесены многочисленные изменения, ряд из которых носит редакционный характер. В то же время отдельные изменения существенным образом меняют существующее правовое регулирование отношений в данной сфере.

Так, существенные изменения произошли в правовом режиме служебных объектов права промышленной собственности (изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, сортов растений и топологий интегральных микросхем), связанные преимущественно с желанием законодателя максимально унифицировать нормы о служебных объектах, содержащиеся в разных законах: «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы», «О патентах на сорта растений», «О правовой охране топологий интегральных микросхем».

Основное различие в регулировании отношений по поводу служебных объектов права промышленной собственности состояло в перечне возможных оснований для признания соответствующего объекта служебным: самостоятельным основанием для признания изобретения, полезной модели, промышленного образца служебными наряду с выполнением обязанностей, обусловленных трудовым договором, либо конкретного задания, полученного от нанимателя, законодатель называл использование работником при создании соответствующего объекта опыта и (или) средств нанимателя. Законы «О патентах на сорта растений» и «О правовой охране топологий интегральных микросхем» такого основания не предусматривали.

С принятием Закона № 243-З данное основание для признания результата интеллектуальной деятельности наемного работника служебным распространено и на иные объекты права промышленной собственности – сорта растений и топологии интегральных микросхем. В результате законодатель установил единообразный перечень оснований для признания результата интеллектуальной деятельности работника служебным объектом:

  1. создание (для сортов растений также выявление и усовершенствование) в связи с выполнением обязанностей, обусловленных трудовым договором, либо
  2. создание (для сортов растений также выявление и усовершенствование) в связи с выполнением конкретного задания, полученного от нанимателя, либо
  3. деятельность, которая привела к созданию объекта (выявлению и усовершенствованию сорта), относится к области деятельности нанимателя и при создании (выявлении и усовершенствовании сорта) были использованы опыт и (или) средства нанимателя.

Данную новацию сложно назвать удачной в связи с отсутствием четкого понимания того, что следует признавать соответственно опытом и средствами нанимателя, а также отсутствием указания на то, что такое использование должно иметь место при выполнении работником своих трудовых обязанностей, и при этом использование опыта и (или) средств нанимателя должно оказать решающее влияние на создание работником охраноспособного результата интеллектуальной деятельности. В результате произошло радикальное расширение оснований для признания сортов растений и топологий интегральных микросхем служебными, и тем самым существенно нарушен баланс интересов работника и нанимателя.

Унификация правового регулирования выразилась и в том, что в отношении служебных сортов растений у нанимателя появилась еще одна альтернатива в действиях в отношении служебного сорта: наряду с получением патента на свое имя либо передачей права получения патента другому лицу наниматель вправе принять решение о сохранении служебного сорта растения в секрете. В этой связи нельзя не сказать о том, что такой вариант действий нанимателя в отношении служебного сорта растений, в отличие от патентоспособных технических решений (изобретений и полезных моделей), которые в случае сохранения в тайне получают альтернативную охрану в качестве секретов производства (ноу-хау), представляется невостребованным в связи с принципиальной невозможностью охраны сорта растения в режиме ноу-хау.

Следует обратить внимание на изменение норм, регулирующих порядок выплаты вознаграждения (компенсации) автору служебного объекта права промышленной собственности. Законы «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы»«О патентах на сорта растений» и «О правовой охране топологий интегральных микросхем» дополнены указанием на то, что вознаграждение (компенсация) выплачивается на основании договора, заключаемого между работником – автором служебного объекта и его нанимателем. При этом законодатель устанавливает, что заключение такого договора для нанимателя является обязательным. Данная норма означает, что к договору, заключаемому между автором и его нанимателем, применяются правила о заключении договора в обязательном порядке (ст. 415 ГК), в том числе применение предусмотренного данной нормой ГК механизма согласования условий договора. Обязательность заключения договора установлена в отношении нанимателя; соответственно, получив от автора предложение о заключении договора (оферту), наниматель должен в течение 30 дней со дня его получения направить автору извещение об акцепте, означающее заключение договора, либо об отказе от акцепта, либо об акцепте оферты на иных условиях, приложив к проекту договора протокол разногласий. В свою очередь автор, получив от нанимателя протокол разногласий и не приняв его, может передать спор об условиях договора на рассмотрение суда; в этом случае договор будет считаться заключенным на условиях, определенных решением суда. В случае отказа нанимателя от заключения договора автор вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор; в этом случае договор также будет считаться заключенным на условиях, определенных решением суда.

Как представляется, применение процедуры заключения договора в обязательном порядке будет способствовать решению существующей проблемы невыплаты вознаграждения авторам служебных объектов права промышленной собственности.

В связи с унификацией правового регулирования из ст. 5 Закона «О патентах на сорта растений» исключена норма, согласно которой в случае отсутствия соглашения между работником, создавшим служебный сорт растения, и нанимателем о размере выплаты вознаграждения наниматель должен выплатить вознаграждение в размере, который не может быть ниже размера, установленного Советом Министров Республики Беларусь; с вступлением в силу норм Закона № 243-З основанием выплаты вознаграждения автору служебного сорта растения может быть только заключенный с ним договор, определяющий конкретный размер вознаграждения не ниже законодательно установленного размера.

Нормы Закона № 243-З вносят существенный вклад в развитие института принудительных лицензий в патентном праве.

Справочно:

Принудительное лицензирование является легальным инструментом преодоления патентной монополии в ситуациях очевидного конфликта частных интересов патентообладателя с интересами общества. Механизм принудительного лицензирования допускается действующими для Республики Беларусь международными договорами, а также правилами ВТО. При этом государства – члены ВТО имеют большую свободу в том, как формулировать собственное законодательство в сфере принудительных лицензий, при условии соблюдения базовых положений Соглашения ТРИПС, в том числе могут использовать принудительные лицензии в целях охраны общественного здоровья.

Определяя суть принудительной лицензии, авторы обзора, подготовленного по заказу Комитета по патентному праву ВОИС, отмечают, что «… при определенных обстоятельствах и условиях, в зависимости от термина, используемого в конкретной юрисдикции, судом или иным компетентным органом государства может быть предоставлена так называемая «принудительная» или «недобровольная» лицензия, разрешающая определенному лицу использование запатентованного изобретения в течение срока действия патента без разрешения патентообладателя; … в соответствии с принудительной лицензией суд или другой компетентный орган выдает разрешение конкретному физическому или юридическому лицу помимо патентообладателя производить, использовать, продавать или импортировать защищенный патентом продукт или использовать защищенный патентом процесс в определенных обстоятельствах».

До принятия Закона № 243-З белорусское законодательство допускало возможность принудительного лицензирования только по причине длительного – в течение 3 лет – неиспользования либо недостаточного использования изобретения (полезной модели, промышленного образца). Очевидно, что этот механизм неприменим в ситуации, когда необходим доступ к защищенному патентом решению для оперативного решения таких проблем как борьба с эпидемией, преодоление последствий стихийного бедствия и др.

Очевидно, что отечественное патентное право не использовало всех возможностей в части принудительного лицензирования, допускаемых международными стандартами и используемых другими странами мира.

В целях развития института принудительных лицензий ст. 38 Закона «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы» дополнена п. 3, посвященным новому виду принудительных лицензий, а сама ст. 38 Закона, в которую собраны нормы, посвященные всем видам принудительных лицензий, получила соответствующее название.

Новый вид принудительных лицензий можно условно определить как принудительную лицензию в общественных интересах. Целью предоставления такой лицензии названо обеспечение национальной безопасности, обороны государства, охрана и защита жизни и здоровья людей.

Для предоставления принудительной лицензии в общественных интересах предусмотрен административный порядок; решение о ее предоставлении будет приниматься Советом Министров Республики Беларусь. Нормативным актом, которым будет оформляться такое решение, очевидно будет распоряжение Премьер-министра Республики Беларусь, принимаемое по поручению Совета Министров (ч. 4 ст. 35 Закона Республики Беларусь «О Совете Министров Республики Беларусь»).

Согласно норме части третьей п. 3 ст. 38 Закона «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы», изложенной в новой редакции, в решении о предоставлении принудительной лицензии указывается лицо, которому она предоставляется, а также определяются срок, на который предоставляется принудительная лицензия, действия по использованию изобретения, полезной модели, промышленного образца, которые вправе совершать такое лицо, государственный орган, который должен уведомить патентообладателя о решении о предоставлении принудительной лицензии (далее – уполномоченный государственный орган), порядок уведомления получателем принудительной лицензии уполномоченного государственного органа о выплате либо невозможности выплаты вознаграждения патентообладателю, а также размер и порядок выплаты такого вознаграждения.

На лицо, которому предоставляется принудительная лицензия, возлагается обязанность по выплате вознаграждения патентообладателю, а также обязанность уведомить уполномоченный государственный орган о выплате либо невозможности выплаты вознаграждения по причинам, не зависящим от лица, которому предоставлена принудительная лицензия.

Несмотря на используемую законодателем терминологию – простая (неисключительная) лицензия – принудительная лицензия не является договором. По своей природе принудительная лицензия является устанавливаемым в интересах определенного лица ограничением исключительного права патентообладателя, позволяющее использовать защищенное патентом техническое или дизайнерское решение. В этой связи к принудительной лицензии не применяется предусмотренное законодательством требование о регистрации лицензионного договора в патентном органе.

Существенные изменения произошли в процедуре регистрации промышленных образцов, связанные с изменением законодательства о противодействии экстремизму. Пункт 9 ст. 24 Закона «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы», посвященной экспертизе заявки на промышленный образец, дополнен частью второй, согласно которой патентный орган до регистрации промышленного образца в Государственном реестре промышленных образцов Республики Беларусь может пересмотреть решение по результатам экспертизы, если решение изделия, определяющее его внешний вид, заявляемое в качестве промышленного образца, противоречит общественным интересам в связи с тем, что оно представляет собой символику, атрибутику или информационную продукцию, признанные экстремистскими материалами на основании вступившего в законную силу решения суда.

Изменение в законодательстве о правовой охране средств индивидуализации

Изменения, внесенные в Закон Республики Беларусь «О товарных знаках и знаках обслуживания» (далее – Закон о товарных знаках), несмотря на значительный объем, носят преимущественно частный характер. С учетом значительного количества внесенных изменений остановимся на наиболее значимых из них.

Перечень обозначений, которые могут быть зарегистрированы в качестве товарного знака, дополнен таким обозначением как цвет. С учетом того, что сочетание цветов ранее называлось в Законе о товарных знаках, внесенное дополнение означает возможность регистрации отдельного цвета в качестве товарного знака при условии, что такой цвет выполняет различительную функцию.

Существенные изменения произошли в перечне иных оснований для отказа в регистрации обозначения в качестве товарного знака, приведенном в ст. 5 Закона о товарных знаках. В предшествующей редакции Закона говорилось о невозможности регистрации в качестве товарных знаков обозначений, тождественных названию известного в Республике Беларусь произведения науки, литературы или искусства, персонажу или цитате из такого произведения, произведению искусства или его фрагменту, без согласия правообладателя, если право на соответствующее произведение возникло ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака; названию зарегистрированного в Республике Беларусь средства массовой информации, без разрешения его учредителя (учредителей) в отношении однородных товаров; фамилии, собственному имени, отчеству (если таковое имеется), псевдониму или производному от них обозначению, портрету или факсимиле известного в Республике Беларусь лица, без согласия этого лица или его наследников. Обновленная редакция п. 5 ст. 5 Закона о товарных знаках предусматривает невозможность регистрации обозначения в качестве товарного знака не только в случае тождественности с указанными названиями, именами, произведениями, персонажами и др., но и в случае сходства с ними до степени смешения.

Справочно:

Закон о товарных знаках не дает определения понятию «сходство до степени смешения». Такое определение содержится в п. 117 Положения о порядке регистрации товарного знака и знака обслуживания, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 28 декабря 2009 г. № 1719, согласно которому обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия. Оценка сходства обозначений производится на основе общего впечатления, формируемого с учетом неохраняемых элементов. При этом формирование общего впечатления может происходить под воздействием любых особенностей обозначения, в том числе доминирующих словесных или графических элементов, их композиционного и цветового исполнения и так далее.

Как представляется, расширение основания для отказа в регистрации до категории «сходство до степени смешения» позволит более эффективно исключать возможность паразитирования на известности литературных и художественных произведений, их авторов, а также иных лиц, популярность которых среди потребителей может способствовать лучшему продвижению на рыке товаров (работ, услуг).

Ряд изменений в Законе о товарных знаках связан с действием Закона Республики Беларусь от 4 января 2007 г. № 203-З «О противодействии экстремизму» и направлен на недопущение регистрации в качестве товарных знаков обозначений, признаваемых экстремистскими материалами.

Статья 9 Закона о товарных знаках, посвященная предварительной экспертизе заявки на регистрацию товарного знака, дополнена таким основанием для принятия патентным органом решения об отказе в принятии заявки к рассмотрению как признание заявленного обозначения противоречащим общественным интересам в связи с тем, что оно представляет собой символику, атрибутику или информационную продукцию, признанные экстремистскими материалами на основании вступившего в законную силу решения суда.

Если решение суда о признании соответствующих материалов экстремистскими вступает в законную силу после того, как заявка на регистрацию товарного знака прошла предварительную экспертизу и сведения о такой заявке опубликованы, патентным органом принимается решение об отказе в регистрации товарного знака, а из опубликованных сведений удаляется изображение соответствующего товарного знака.

Если указанное решение суда вступает в законную силу после принятия патентным органом решения о регистрации товарного знака, но до даты его регистрации в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Республики Беларусь, решение о регистрации товарного знака отменяется и по заявке принимается решение об отказе в регистрации товарного знака.

Закон о товарных знаках дополнен нормами, определяющими порядок регистрации товарного знака в иностранных государствах, международной регистрации в соответствии с Мадридским соглашением о международной регистрации знаков и Протоколом к нему, а также регистрации товарного знака ЕАЭС (новая редакция ст. 16 Закона), нормами, определяющими порядок преобразования международной заявки по мадридской системе в национальную заявку, а также замены национальной регистрации товарного знака международной регистрацией по мадридской системе (новая редакция ст. 161 Закона), порядок преобразования национальной заявки в заявку на регистрацию товарного знака ЕАЭС и наоборот, а также замены национальной регистрации товарного знака регистрацией товарного знака ЕАЭС (ст. 17 Закона).

Внесено существенное дополнение в нормы ст. 20 Закона о товарных знаках, определяющие круг действий, признаваемых использованием товарного знака, и, соответственно, признаваемых нарушением исключительного права на товарный знак: действия, формально соответствующие названным в пп. 1 и 2 ст. 20 Закона о товарных знаках (применение на товарах, на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот, в рекламе, в сети Интернет для индивидуализации товаров), не признаются использованием товарного знака, если они совершаются для владельца товарного знака по его заданию (заказу), выраженному в договоре. Иными словами, в ситуации контрактного производства подрядчик, производящий продукцию по заказу владельца товарного знака с нанесением на эту продукцию товарного знака заказчика, не будет рассматриваться в качестве лица, осуществляющего использование товарного знака, и, соответственно, не должен заключать с заказчиком – владельцем товарного знака дополнительно лицензионный договор.

Закон о товарных знаках дополнен нормой, определяющей основания и порядок прекращения правовой охраны общеизвестного товарного знака: согласно включенному в ст. 26 Закона п. 12 правовая охрана общеизвестного товарного знака прекращается по решению Апелляционного совета при патентном органе, принятому по заявлению любого лица, если этот знак утрачивает широкую известность в Республике Беларусь среди соответствующих потребителей в отношении определенной группы товаров, для которой он был признан общеизвестным. Решение Апелляционного совета может быть обжаловано в Верховный Суд Республики Беларусь, при этом установлен сокращенный срок для обжалования – 6 месяцев с даты получения решения Апелляционного совета заинтересованным лицом – заявителем либо владельцем общеизвестного товарного знака.

Статья 27 Закона о товарных знаках, определяющая компетенцию патентного органа в регулируемой Законом области, дополнена указанием на деятельность патентного органа по принятию к рассмотрению заявок на регистрацию товарных знаков ЕАЭС, проведение по ним экспертизы, ведению национального раздела Единого реестра товарных знаков ЕАЭС, выдаче свидетельств на товарные знаки ЕАЭС и продлению срока действия исключительного права на такие знаки.

Из числа изменений, внесенных в Закон «О географических указаниях», в качестве существенных следует назвать дополнение п. 2 ст. 2 Закона указанием на возможность предоставления правовой охраны географическому указанию, идентифицирующему товар как происходящий с территории определенного географического объекта, находящегося на территории иностранного государства, также в случае, если такое географическое указание зарегистрировано в соответствии с Договором о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров ЕАЭС (далее – Договор о товарных знаках ЕАЭС). Дополнением, внесенным в ст. 15 Закона, предусмотрена возможность для владельцев действующих свидетельств на право пользования наименованиями мест происхождения товаров (далее – НМПТ), зарегистрированных в Государственном реестре географических указаний Республики Беларусь до вступления в силу Договора о товарных знаках ЕАЭС1 в отношении географических объектов, находящихся на территории Беларуси; они могут подать ходатайство о регистрации НМПТ ЕАЭС в Едином реестре НМПТ ЕАЭС и выдаче свидетельства о праве использования такого наименования при условии уплаты патентной пошлины.

______________________________

1 Договор вступил в силу с 26 апреля 2021 г.

Вступление Закона в силу. Переходные положения

Основные положения Закона № 243-З вступают в силу через 10 месяцев после официального опубликования, т.е. с 13 ноября 2023 г.

Несколько норм уже вступили в силу после официального опубликования, т.е. с 13 января 2023 г. Это относится к дополнению Закона «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы» нормами, посвященными принудительной лицензии в общественных интересах, а также дополнению Закона «Об авторском праве и смежных правах» нормами, уточняющими право библиотек на сообщение произведений из своих фондов для всеобщего сведения, а также посвященными возможности преодоления технических средств защиты при преобразовании произведений в специальный формат в интересах незрячих, слабовидящих и иных лиц с ограниченными способностями воспринимать визуальную информацию.

В качестве переходного положения следует рассматривать норму ст. 7 Закона № 243-З, предусматривающую прекращение действия государственной аккредитации организаций по коллективному управлению, действующих в форме некоммерческих организаций, основанных на членстве правообладателей, в сферах коллективного управления, монопольно закрепленных за государственной организацией по коллективному управлению. Речь идет об упоминавшемся выше общественном объединении «Белорусское общество авторов, исполнителей и иных правообладателей», которое с вступлением комментируемого Закона в действие фактически утратит возможность осуществлять деятельность в сфере коллективного управления.


Материал подготовлен с использованием нормативных правовых актов по состоянию на 26 января 2023 г.


Сохранить в избранное
Читайте также в разделе
Вам будет интересно
Подоходный налог. Новации 2024 г.
Борисенко Наталья Валерьевна, аудитор

С 1 января 2024 г. Законом Республики Беларусь от 27 декабря 2023 г. № 327-З «Об изменении законов по вопросам налогообложения» (далее – Закон № 327-З) внесены изменения в гл. 18 Налогового кодекса Республики Беларусь (далее – НК), регулирующую порядок исчисления подоходного налога. Рассмотрим наиболее значимые из них постатейно.

Читать подробнее
Видео
Здравствуйте, данный браузер не поддерживается нашей системой, для продолжения работы воспользуйтесь другим браузером.