08Июн 2021

Глобальная сеть интернет как источник информации, значимой для расследования уголовных дел. Часть 2

Никитин Ю.А.

Начало материала: часть 1.

Поиск путей быстрого и полного получения значимой информации (в том числе из сети Интернет) является важным направлением в расследовании любого преступления.

Продолжение в материале.

Планирование как важнейший элемент расследования выполняет функции по формированию оптимальных способов достижения намеченных целей с помощью рационального распределения имеющихся сил, времени, использования в случае необходимости дополнительных ресурсов. При планировании отдельных следственных действий перед следователем стоит задача подобрать наиболее эффективные способы достижения поставленной цели. Как правило, одной из задач планирования следственных действий является сбор информации, которая в дальнейшем поможет следователю выбрать тактику проведения того или иного следственного действия. В связи с тем, что далеко не всегда у следователя имеется большое количество времени для поиска информации об интересующем событии или личности, необходимо подобрать способы, которые помогут сократить время получения информации. Информация занимает центральное место в познавательной деятельности следователя, поэтому поиск путей более быстрого и полного получения информации является важным направлением в криминалистике [1].

Для достижения конечной цели деятельности по раскрытию конкретного преступления и расследованию уголовного дела также используются сведения, которые могут и не находиться в непосредственной связи с событием преступления, но имеют существенное значение для достижения целей расследования.

Информационная работа в ходе расследования преступлений – это собирание, хранение, систематизация доказательственной и ориентирующей информации в целях ее дальнейшего анализа и принятия оптимальных для данной следственной ситуации уголовно-правовых, процессуальных и тактических решений, а также в целях обеспечения должного взаимодействия следственных, экспертных подразделений и органов дознания.

Надлежащее информационное обеспечение органов следствия и дознания является необходимым условием своевременного раскрытия и расследования преступлений. При расследовании уголовных дел может использоваться как универсальное, так и специальное программное обеспечение. Универсальные программы: текстовые процессоры, графические редакторы, сетевые технологии (Интернет, почтовые программы и др.), системы управления базами данных, компьютерные переводчики и т.п. – не только повышают производительность труда и эффективность работы по предупреждению и раскрытию преступлений, но и поднимают ее на качественно новый уровень.

В настоящее время сбор и фиксирование информации, размещенной в сети Интернет, которая в последующем при правильном их оформлении может быть использована в качестве доказательств в суде, становится достаточно актуальными.

Собирание доказательств в ходе предварительного расследования производится путем проведения допросов, очных ставок, предъявления для опознания, выемки, обысков, осмотров, следственных экспериментов, проведения экспертиз и других процессуальных действий, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Республики Беларусь (далее – УПК) (ч. 1 ст. 103 УПК).

По мере возникновения новых способов обмена информацией (например, таких, которые опосредуются электронными носителями, в том числе с возможностью выхода в Интернет), возрастает и интерес правоохранительных органов к вопросу о процессуальном оформлении доказательств, получаемых из электронных носителей информации, и особенностям их применения в уголовном процессе.

Ввиду новизны рассматриваемой проблемы среди ученых и практиков не выработана единая позиция о том, как именовать и классифицировать такого рода доказательства.

Криминалистически значимая информация может быть представлена в виде электронного сообщения, электронной страницы в сети Интернет, сайта, скриншота переписки в различных мессенджерах, что ставит вопрос о том, к какому виду доказательств такую информацию необходимо отнести.

Некоторые ученые ведут речь об электронных доказательствах, к которым относят любую информацию, хранящуюся в электронном виде, и которая может быть использована в качестве доказательства в уголовном процессе. При этом электронные доказательства включают в себя различные документы, письма или другие файлы, хранящиеся в электронном виде, а также записи, хранящиеся сетевыми или Интернет-провайдерами.

Ряд исследователей выделяют отдельно цифровые доказательства, к которым, по их мнению, относится компьютерная информация, под которой понимается информация, находящаяся в памяти компьютерной системы, на машинных или на иных носителях в форме, доступной восприятию компьютерной системы, или передающаяся по каналам связи. Такая информация может храниться на жестком диске компьютера, компакт-диске, флеш-карте, в цифровой камере, мобильном телефоне, «облаке».

За рубежом подобная информация, используемая в рамках уголовного судопроизводства, получила условное название «компьютерные доказательства» (computer evidence). При этом компьютерная информация является самостоятельным видом доказательств, исходя из ее специфической формы, среды существования, механизма формирования и способа введения ее в качестве доказательств в уголовный процесс.

Таким образом, нет единого мнения о том, каким термином обозначить доказательства, которые хранятся в электронном виде, в том числе на электронных носителях и в сети Интернет.

Актуальной также является разработка общей классификации электронных документов, значение которой состоит в правильном их использовании в качестве доказательств для раскрытия преступлений и в ходе предварительного расследования.

При этом в юридической литературе содержатся различные классификации электронных документов.

Так, например, некоторые исследователи используют при классификации электронных документов классификацию документов бумажных (по юридической силе – подлинные, поддельные, по признаку дубликатности – оригиналы, дубликаты и копии, по признаку общего происхождения – первоначальные и производные и т.д.).

Другие криминалисты делят электронные документы на материальные (объект, зафиксированный на электронном носителе, содержащий информацию, имеющую смысловое значение и существующую только в электронной среде) и виртуальные (документ, представляющий собой совокупность информационных объектов, создаваемых в результате взаимодействия пользователя с электронной информационной системой).

Некоторые ученые предлагают классифицировать электронные юридические документы в зависимости от вида электронного материального носителя (устройства внешней памяти, оперативное запоминающее устройство компьютера, периферийные, сетевые устройства).

Существует множество других классификаций, однако для полной характеристики электронного документа необходимо использовать различные классификационные признаки, поскольку их не всегда легко разграничить.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство (ч. 1 ст. 88 УПК) определяет доказательства как любые фактические данные, полученные в предусмотренном законом порядке, на основе которых орган, ведущий уголовный процесс, устанавливает наличие или отсутствие общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, виновность лица, совершившего это деяние, либо его невиновность и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела.

Исходя из вышеизложенного, доказательства – это любые фактические данные (сведения, информация), которые устанавливают обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

Источниками доказательств (ч. 2 ст. 88 УПК) являются показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля; заключения эксперта; вещественные доказательства; протоколы следственных действий, судебного заседания и оперативно-розыскных мероприятий, иные документы и другие носители информации, полученные в порядке, предусмотренном УПК. К другим носителям информации относятся материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, предусмотренном УПК. К последним можно отнести электронные документы, переписки в социальных сетях и мессенджерах.

В ст. 2241 УПК, которая регламентирует проведение допроса, очной ставки, предъявление для опознания с использованием систем видеоконференцсвязи, фигурирует дефиниция электронный носитель информации следственного действия, который наряду с протоколом соответствующего следственного действия относится к источникам доказательств и приобщается к материалам уголовного дела.

Электронные документы, другие документы в электронном виде, файлы как непосредственные носители компьютерной информации, размещенные на том или ином материальном носителе, при определенных условиях могут признаваться вещественными доказательствами.

Например, в качестве вещественных доказательств будут выступать носители компьютерной информации, явившейся предметом посягательства преступлений, предусмотренных гл. 31 Уголовного кодекса Республики Беларусь, т.е. преступлений против информационной безопасности. Компьютерная информация может служить и орудием преступления (в частности, компьютерная программа, содержащая вирус), и представлять собой след преступления, зафиксированный в журнале регистрации конкретной программы. Так, запись в файл регистрации может осуществляться в случаях, когда пользователь входит или пытается войти в систему; открывает файл или пытается открыть один из файлов, для доступа к которым он не имеет соответствующих полномочий; пользователь запускает программу, которая преодолевает средства защиты системы, либо экспортирует данные в устройство, находящееся за пределами конкретной сети и т.д. Деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления (ценные бумаги, средства электронного платежа), также могут быть в электронном виде, и, соответственно, их следует расценивать как вещественные доказательства [2].

Таким образом, электронные (цифровые, компьютерные) доказательства могут выступать в качестве источников доказательств или вещественных доказательств, полученных в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом. Однако при этом возникает вопрос о способах получения, использования и закрепления такого рода доказательств, а также их юридической силе.

При этом фактическое отсутствие правовой регламентации порядка получения электронной информации вынуждает органы уголовного преследования применять имеющиеся в УПК инструменты, подменяя выполняемое в действительности процессуальное действие существующими уголовно-процессуальными формами.

Так, в подавляющем большинстве случаев осмотр электронной информации оформляется протоколом осмотра документа, что с учетом положений ст. 203 УПК представляется весьма спорным. Одним из ярких примеров является такое следственное действие, как осмотр компьютера, активно применяющегося в деятельности органов уголовного преследования. Несмотря на то, что под осмотром принято понимать лишь визуальное обследование местности, помещения или предмета, находящихся в свободном доступе, без активного поискового воздействия на них, операции по открытию папок с файлами, конкретных файлов, изучению их свойств производятся в форме осмотра, хотя представляют собой целенаправленный поиск информации, аналогичный обыску. Более того, с учетом существующих на сегодня криминалистических возможностей по копированию информации с материального носителя без его изъятия, действия по копированию и последующему осмотру информации остаются и вовсе за рамками правовой регламентации [3].

Исходя из вышесказанного, очевидной представляется необходимость выработки процессуальных правил и требований, которые бы соответствовали современным реалиям.

Отдельные меры в данном направлении были предприняты Следственным комитетом Республики Беларусь.

Так, Следственным комитетом в рамках работы над проектом Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь», разрабатываемым Национальным центром законодательства и правовых исследований Республики Беларусь в рамках плановой законотворческой деятельности, в 2017 году инициировалась корректировка ст.ст. 96 и 203 УПК с целью отнесения компьютерной информации (сведений о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях, процессах, хранящихся в компьютерной системе, сети или на машинных носителях) к самостоятельному источнику доказательств.

В обоснование отклонения предложения указано, что определение компьютерной информации не исключает его различного толкования ввиду неопределенности используемых в законодательстве терминов, а также их специфичности. При этом закрепление в УПК данного термина видится избыточным и нерациональным ввиду постоянного расширения средств и способов электронной коммуникации, что приведет к необходимости постоянной корректировки данного термина. Наиболее соответствующий природе компьютерной информации способ фиксации – описание в протоколах осмотра, которые в соответствии с ч. 2 ст. 88 УПК являются самостоятельным источником доказательств [3].

На сегодняшний день открытым остается вопрос о том, будет ли информация, получаемая из сети Интернет, относиться к электронным (цифровым, компьютерным доказательствам) и если нет, то каким образом в рамках законодательства возможно изъятие и закрепление таких доказательств.

В этой связи следует обратиться к зарубежному опыту.

Например, Законом от 28 июля 2012 г. № 143-ФЗ в УПК РФ введен термин «электронный носитель информации», а также предусмотрен ряд специальных правил, определяющих порядок хранения и изъятия данных, содержащихся на компьютере. Наиболее значительным нововведением данного нормативного акта явилось появление в УПК РФ новой процедуры, связанной с копированием цифровых данных на другой носитель информации для последующей его передачи законному владельцу.

В УПК Украины электронные носители информации относятся к документарным доказательствам, которые определяются как специально созданные с целью сохранения информации материальные объекты, содержащие зафиксированные с помощью письменных знаков, звука, изображения и др., которые могут быть использованы в качестве доказательств факта или обстоятельств, устанавливаемых во время уголовного процесса.

Зарубежный опыт свидетельствует о том, что первоначально информация, которая создана с помощью программных средств компьютерной техники, относилась к компьютерным доказательствам.

Однако в США с появление новых современных технических средств (диктофоны, средства мобильной связи, сеть Интернет), которые уже не могли быть отнесены исключительно к компьютерным доказательствам, стали использовать более общую группу доказательств, которая называется «цифровые» доказательства. К ней относится любая доказательственная информация, зафиксированная или переданная в цифровой форме [4].

Отечественными исследователями высказывается вполне обоснованное мнение о том, что нет необходимости вводить в уголовно-процессуальный закон новый вид – «цифровое доказательство». В то же время предлагается в определении понятия «доказательства», изложенном в ч. 1 ст. 88 УПК, уточнить, что доказательствами могут быть сведения в виде электронной информации, а ч. 2 ст. 100 УПК изложить в следующей редакции: к другим носителям информации относятся материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи, иные носители информации, в том числе электронные, полученные, истребованные или представленные в порядке, предусмотренном статьей 103 настоящего Кодекса [5].

Развитие информационных технологий и совершенствование процессуального законодательства позволяют сделать вывод о том, что в ближайшем будущем существующие традиционные виды доказательств (протоколы следственных и иных процессуальных действий, другие письменные документы) будут заменены электронными носителями информации, и в итоге мы придем к внедрению системы электронного правосудия.

К элементам системы электронного правосудия, в частности, можно отнести:

  • подачу исковых заявлений и иных документов в суд в электронной форме;
  • участие в заседании, представление и исследование доказательств с помощью видеоконференцсвязи;
  • трансляцию судебных заседаний посредством сети Интернет;
  • формирование электронного дела, ознакомление с материалами дела в электронном виде;
  • электронный документооборот внутри всей судебной системы.

В настоящее время в нашей стране в определенной мере уже реализованы многие из указанных элементов. Например, в ст.ст. 7 и 55 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь предусмотрена возможность предоставлять в экономические суды документы в электронном виде.

С 2018 года в судебной системе ведутся работы по внедрению и разработке основной подсистемы АИС СОЮ «Судебное делопроизводство» с возможностью формирования единого «электронного дела», расширения применения электронной цифровой подписи в сфере электронного судебного документооборота в целях обеспечения легитимности электронных документов, защиты информации и законных интересов участников электронного судебного процесса.

Вместе с тем до внедрения всех указанных новаций можно сохранять письменный способ фиксации доказательственной информации, допустив наряду с ним оформление с помощью технических средств. Сведения, полученные таким способом, можно сохранять в бездокументарном виде и распечатывать только в случае необходимости (например, по требованию стороны защиты, когда иным путем невозможно или затруднительно обеспечить выполнение функции защиты; или по инициативе суда, если это важно для осуществления функции правосудия) [5].

Также видится необходимой выработка особых процессуальных правил и стандартов, которые бы соответствовали современным тенденциям, а также пересмотр института допустимости доказательств, содержащих электронную информацию, путем отказа от ее следственных гарантий в пользу технических гарантий верифицируемости и полезности, где полезность электронной информации «сильнее» допустимости [6].

Подводя итог, следует констатировать, что сегодня сеть Интернет с точки зрения криминалистической значимости можно рассматривать в качестве специфической базы данных, которая хранит в себе информацию о лице на протяжении длительного времени.

При этом складывается интересная ситуация: криминалистически значимая информация в сети Интернет существует и ее можно зафиксировать, однако при этом правовая регламентация использования этой информации в доказывании определенных обстоятельств фактически отсутствует.

Исходя из этого, необходимо нормативное закрепление механизмов изъятия и фиксации этой информации и предания ей процессуальной формы с тем, чтобы появилась возможность дальнейшего законного использования ее в качестве доказательств по уголовному делу.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гамбарова, Е. А. К вопросу об использовании информации из социальных сетей при планировании следственных действий [Электронный ресурс].

2. Емельянов, С. Л. К вопросу о доказательственном значении компьютерной информации при производстве по материалам и уголовному делу / С. Л. Емельянов // Совершенствование следственной деятельности в условиях информатизации : сборник материалов междунар. науч.-практ. конф., Минск, 12–13 апреля 2018 г. / Ред. Журн. «Промышленно-торговое право». – Минск, 2019.

3. Андреева, Н. А. Правовая регламентация работы с электронными доказательствами в ходе досудебного уголовного производства / Н. А. Андреева // Совершенствование следственной деятельности в условиях информатизации : сборник материалов междунар. науч.-практ. конф., Минск, 12–13 апреля 2018 г. / Ред. Журн. «Промышленно-торговое право». – Минск, 2019.

4. Жавнер, Р. С. Цифровые доказательства: история появления, практика применения и перспективы использования / Р. С. Жавнер // Интеллектуальный потенциал XXI века: ступени познания. – 2010. – № 4–2.

5. Савчук, Т. А. Цифровые доказательства как элемент информационной модели уголовного процесса / Т. А. Савчук // Совершенствование следственной деятельности в условиях информатизации : сборник материалов междунар. науч.-практ. конф., Минск, 12–13 апреля 2018 г. / Ред. Журн. «Промышленно-торговое право». – Минск, 2019.

6. Пастухов, П. С. Модернизация уголовно-процессуального доказывания в условиях информационного общества : автореф. дис. ... докт. юрид. наук : 12.00.09 ; Московская акад. экономики и права / П. С. Пастухов. – М., 2015.

Материал подготовлен с использованием нормативных правовых актов по состоянию на 14 марта 2021 г.



Пожалуйста, поверните свое устройство в горизонтальное положение.
Заказать
звонок