Сохранить в избранное

Комментарий к новой редакции раздела V «Интеллектуальная собственность» Гражданского кодекса Республики Беларусь

Лосев Сергей Сергеевич, кандидат юридических наук, доцент

Законом Республики Беларусь от 13 ноября 2023 г. № 312-З (далее – Закон № 312-З) внесены многочисленные изменения в нормы Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК). В новой редакции изложен раздел V «Интеллектуальная собственность», нормы которого станут предметом данного комментария.

Законодательство Республики Беларусь в сфере интеллектуальной собственности на уровне законодательных актов построено по двухуровневой схеме, когда фундаментальные, системообразующие положения закрепляются в ГК, а их детализация осуществляется в специальных законах, определяющих правовой режим отдельных объектов интеллектуальной собственности (законы «Об авторском праве и смежных правах»«О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы»«О патентах на сорта растений»«О правовой охране топологий интегральных микросхем»«О товарных знаках и знаках обслуживания»«О географических указаниях»). Несмотря на то, что на практике применяются именно нормы данных специальных законов, нормы раздела V ГК имеют принципиально важно значение, определяя всю систему законодательства об интеллектуальной собственности, в связи с чем заслуживают внимания.

Сразу скажем о том, что изменения в нормах раздела V ГК не меняют существующую систему объектов права интеллектуальной собственности, а также принципы предоставления им правовой охраны. Изложение всего раздела в новой редакции обусловлено, в первую очередь, необходимостью систематизации правовых норм, определяющих основы правового режима отдельных объектов интеллектуальной собственности, с представлением их по единой схеме, предполагающей определение объекта правовой охраны, основания предоставления такой охраны, общих положений о содержании исключительного права на соответствующий объект интеллектуальной собственности, особенностей распоряжения этим исключительным правом, если такие особенности обусловлены природой объекта интеллектуальной собственности, а также срока действия исключительного права. Помимо этого, раздел V ГК дополнен рядом новых норм, в том числе имеющих концептуальный характер.

Несмотря на изменение содержания, при изложении раздела V ГК в новой редакции в большинстве случаев сохранена нумерация статей в рамках раздела. Для лучшего восприятия структура комментария повторяет его главы.

Общие положения (глава 60 ГК)

В главе 60 ГК «Общие положения» представлены нормы, определяющие систему законодательства об интеллектуальной собственности, систему объектов интеллектуальной собственности, общие положения о правах интеллектуальной собственности, основаниях их возникновения, особенностях распоряжения исключительным правом на объекты интеллектуальной собственности, а также особенности гражданско-правовой защиты исключительных прав.

Система объектов интеллектуальной собственности, закрепленная в ст. 980 ГК, осталась неизменной. Как и ранее, все объекты интеллектуальной собственности подразделены на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. В то же время следует обратить внимание на то, что вместо ранее использовавшегося родового понятия «селекционные достижения» в новой редакции ст. 980 ГК прямо названы возможные виды селекционных достижений: сорта растений и породы животных.

Также предусмотрена возможность расширения круга объектов смежных прав на уровне законодательного акта. Это означает, что Закон «Об авторском праве и смежных правах» может быть дополнен нормами, предусматривающими охрану иных объектов смежных прав, помимо охраняемых в настоящее время исполнений, фонограмм и передач.

Вместо термина «передача организации эфирного или кабельного вещания» вводится термин «передача организации вещания». Такая новация обусловлена тем, что современные технологии доведения сигнала до потребителя не всегда позволяют однозначно выделять организации, осуществляющие только эфирное вещание.

Изменениями, внесенными в ст. 981 ГК, уточняются основания возникновения правовой охраны объектов интеллектуальной собственности. Действующая редакция данной статьи называет два основания возникновения правовой охраны: в силу факта создания либо вследствие предоставления правовой охраны уполномоченным государственным органом. В настоящее время в соответствии с нормами законов об объектах права промышленной собственности (законы «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы»«О патентах на сорта растений»«О правовой охране топологий интегральных микросхем»«О товарных знаках и знаках обслуживания»«О географических указаниях») функции патентного органа выполняет государственное учреждение «Национальный центр интеллектуальной собственности», не являющийся государственным органом. Кроме того, отдельным объектам интеллектуальной собственности охрана предоставляется не на основании решения уполномоченного органа, а в силу выполнения требований, определенных законом, – секрету производства (ноу-хау) правовая охрана предоставляется в силу факта установления заинтересованным лицом в отношении сведений, составляющих такой секрет, режима коммерческой тайны. С учетом указанного обстоятельства в новой редакции ст. 981 ГК возможные основания возникновения правовой охраны объектов интеллектуальной собственности определены следующим образом: 1) в силу факта создания; 2) вследствие государственной регистрации в патентном органе; 3) по иным основаниям, предусмотренным ГК и иными законодательными актами.

Следует обратить внимание на то, что регистрация объектов интеллектуальной собственности в патентном органе получила статус государственной, что позволяет обосновать выдачу охранных документов от имени Республики Беларусь организацией, не имеющей статуса государственного органа.

Существенное развитие в обновленной редакции раздела V ГК получили нормы, в которых закреплены общие положения об имущественных и личных неимущественных правах на объекты интеллектуальной собственности. Отличия новой редакции ст. 982 ГК от действующей состоят в следующем.

Во-первых, исключается императивное признание за авторами имущественных прав. Это обусловлено тем, что в отдельных случаях первоначальным обладателем исключительного права на результат интеллектуальной деятельности становится не его автор, а иное лицо, например, наниматель, если речь идет о служебных объектах.

Во-вторых, в новой редакции статьи раскрывается содержание имущественных прав, действующих в отношении объектов интеллектуальной собственности, с указанием на то, что к этим правам относятся исключительное право, а также иные имущественные права в случаях, определенных ГК и иными законодательными актами. В приведенной норме определяется соотношение понятий «имущественные права» и «исключительное право». В действующих нормах раздела V ГК данные понятия зачастую используются как синонимы. В п. 2 новой редакции ст. 982 понятие «имущественные права» определено как родовое, включающее в себя исключительное право, а также иные имущественные права в случаях, если это предусмотрено законодательными актами. Тем самым законодатель не только четко определил имущественный характер исключительного права, но также указал на возможность действия иных имущественных прав; в качестве примеров таких прав можно привести право на получение вознаграждения, право следования, признаваемое за авторами произведений изобразительного искусства, право на получение патента (свидетельства) и др.

В-третьих, уточняется перечень объектов интеллектуальной собственности, относящихся к категории результатов интеллектуальной деятельности, в отношении которых признаются личные неимущественные права. В п. 3 новой редакции ст. 982 приведен исчерпывающий перечень таких результатов интеллектуальной деятельности: произведения науки, литературы и искусства; исполнения; изобретения, полезные модели, промышленные образцы; сорта растений и породы животных; топологии интегральных микросхем. К личным неимущественным правам по определению отнесено право авторства, которое должно признаваться в отношении всех перечисленных выше объектов. Иные личные неимущественные права признаются в случаях, прямо названных законодательными актами.

В-четвертых, уточняются нормы, посвященные праву авторства, в том числе называются случаи, когда лица не могут претендовать на признание в качестве авторов (соавторов) результата интеллектуальной деятельности. Нормы кодекса, посвященные праву авторства, получили определенное развитие – п. 4 ст. 982 в новой редакции дополнен указанием на то, что не признаются авторами результата интеллектуальной деятельности лица, не внесшие личного творческого вклада в создание такого результата, в том числе оказавшие его автору только техническую, консультационную, организационную или материальную помощь либо только способствовавшие оформлению прав на такой результат.

Статья 983 ГК закрепляет основные нормы, определяющие природу и содержание исключительного права как самостоятельного вида гражданских прав, отличного от прав вещных, прав обязательственных и прав личных неимущественных. Отличие новой редакции статьи от действующей состоит в том, что содержание исключительного права предлагается сформулировать более корректно – как право его обладателя использовать объект интеллектуальной собственности по своему усмотрению в любой форме и любым не противоречащим закону способом, а также разрешать (запрещать) его использование другим лицам.

Исключительное право признается в отношении всех объектов интеллектуальной собственности, за исключением секретов производства (ноу-хау).

Из ст. 983 ГК исключена норма, предусматривающая, что ограничения исключительных прав допускаются при условии, что такие ограничения не наносят ущерба нормальному использованию объекта интеллектуальной собственности и не ущемляют необоснованным образом законных интересов правообладателей. Данная норма является повторением закрепленного в ряде международных договоров «трехступенчатого теста», используемого в качестве критерия при определении допустимости установления в национальном законодательстве ограничений исключительных прав. С учетом того, что ограничения исключительных прав в отношении отдельных объектов интеллектуальной собственности устанавливаются в специальных законах, составляющих законодательство Республики Беларусь в области интеллектуальной собственности, и при определении их содержания применяется упомянутый «трехступенчатый тест», его повторение в нормах ГК представляется излишним. Кроме того, наличие нормы, повторяющей «трехступенчатый тест», в ГК может рассматриваться как необходимость дополнительной оценки допустимости применения норм иных законодательных актов, предусматривающих ограничения исключительных прав, что может существенно осложнить правоприменение.

Статья 983 ГК в новой редакции дополнена нормой, решающей существующую проблему использования третьим лицом объектов интеллектуальной собственности в процессе выполнения работ (оказания услуг) по заказу самого правообладателя. Речь идет, в первую очередь, о контрактном производстве, при котором владелец товарного знака, патента на промышленный образец или иной правообладатель размещает заказ на производство товара, в котором должны быть использованы данные объекты. С точки зрения норм законов «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы»«О товарных знаках и знаках обслуживания»«О географических указаниях» такие действия являются использованием соответствующего объекта интеллектуальной собственности и требуют заключения лицензионного договора между правообладателем, выступающим в роли заказчика, и лицом, выполняющим такой заказ. Согласно норме части четвертой п. 1 новой редакции ст. 983 ГК выполнение работ или оказание услуг с применением объекта интеллектуальной собственности для обладателя исключительного права на такой объект по его заданию (заказу), выраженному в договоре, третьими лицами не являются использованием объекта интеллектуальной собственности этими третьими лицами.

Излагаемая в новой редакции ст. 984 ГК содержит нормы, определяющие взаимоотношение исключительного права и права собственности на материальный объект, в котором выражен (применен) объект интеллектуальной собственности. В действующей редакции раздела V ГК данные нормы содержатся в ст. 987. В отличие от действующей, новая редакция ст. 984 ГК дополнена нормой, предусматривающей, что передача права собственности или иного вещного права на материальный объект сама по себе не влечет передачи (отчуждения) или предоставления исключительного права на объект интеллектуальной собственности, выраженный (примененный) в данном объекте, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами. При этом следует, с сожалением, отметить, что в новой редакции ст. 984 ГК отсутствуют предлагавшиеся при разработке законопроекта общие нормы об исчерпании исключительного права, которые могли бы более четко определить границы действия исключительного права и права собственности.

Статья 985 ГК в новой редакции содержит нормы, определяющие формы распоряжения исключительным правом на объекты интеллектуальной собственности по договору. Основным отличием от действующей редакции ст. 984 ГК является использование терминологии, более четко определяющей содержание договоров, применяемых для распоряжения исключительным правом.

В статье названы два вида договоров, традиционно используемых для распоряжения исключительным правом – договор уступки исключительного права, предполагающий безвозвратный переход (отчуждение) исключительного права, и лицензионный договор, по которому предоставляется право использования объекта интеллектуальной собственности в установленных договором пределах на определенный договором срок. При этом более четко определяются критерии, отличающие эти договорные формы распоряжения исключительным правом.

В п. 1 новой редакции ст. 985 ГК закреплена универсальная норма: лицо может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на объект интеллектуальной собственности любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу или предоставления другому лицу права использования соответствующего объекта интеллектуальной собственности в определенных договором пределах, если иное не предусмотрено законодательными актами.

Согласно п. 2 новой редакции ст. 985 ГК правила о договоре уступки исключительного права применяются к договору, предусматривающему отчуждение исключительного права другому лицу, если иное не предусмотрено законодательными актами. Оговорка про «иное» связано с необходимостью учета норм Указа Президента Республики Беларусь от 1 июля 2005 г. № 300 «О предоставлении и использовании безвозмездной (спонсорской) помощи», согласно которым к случаям ее оказания в форме безвозвратного предоставления исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности на безвозмездной основе должны применяться правила о договоре предоставления безвозмездной (спонсорской) помощи.

Для решения спорных ситуаций с квалификацией договора о распоряжении исключительным правом ст. 985 ГК дополняется нормой, предусматривающей, что договор, не содержащий прямого указания на отчуждение исключительного права, признается лицензионным договором; к договору, содержащему элементы как договора уступки исключительного права, так и лицензионного договора также применяются правила о лицензионном договоре.

Статья 985 ГК в новой редакции дополнена п. 3, согласно которому к договорам о распоряжении исключительным правом на объект интеллектуальной собственности применяются общие положения об обязательствах (ст.ст. 288–389) и о договоре (ст.ст. 390–423), поскольку иное не установлено правилами раздела V ГК и не вытекает из содержания или существа исключительного права.

В п. 4 новой редакции ст. 985 ГК закреплена норма, согласно которой исключительное право на объект интеллектуальной собственности может быть предметом залога, если иное не вытекает из содержания или существа этого права.

Статья 985 ГК в новой редакции дополнена новой нормой, предусматривающей возможность отчуждения, а также предоставления исключительного права на определенный срок без заключения договора с правообладателем в случаях, установленных законодательными актами. Необходимость данной нормы обусловлена тем, что действующее законодательство предусматривает ряд случаев перехода исключительного права на объект интеллектуальной собственности не на основании заключенного с правообладателем договора, а по иным основаниям, предусмотренным законодательными актами. Перечень таких случаев определен как открытый, при этом как наиболее распространенные названы универсальное правопреемство и обращение взыскания на имущество правообладателя.

Излагаемая в новой редакции ст. 986 ГК посвящена договору уступки исключительного права. В отличие от действующей ст. 9841 ГК в ней более четко определен предмет договора – отчуждение обладателем исключительного права этого права в полном объеме другой стороне. Кроме того, статья дополнена нормами, предусматривающими обязанность правообладателя передать приобретателю исключительное право свободным от прав третьих лиц, а также переход к приобретателю прав и обязанностей по лицензионным договорам, предметом которых является отчуждаемое исключительное право.

Следует обратить внимание на нормы, определяющие требования к форме договора. Согласно п. 2 ст. 986 ГК в новой редакции договор уступки исключительного права заключается в письменной форме; в случаях, предусмотренных законодательными актами, договор уступки исключительного права подлежит государственной регистрации. Придание статуса государственной регистрации однозначно решает вопрос о последствиях несоблюдения данного требования, – согласно ст. 166 ГК, содержание которой остается неизменным, несоблюдение требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность, такая сделка считается ничтожной.

Статья 987 ГК в новой редакции посвящена лицензионному договору и призвана заменить действующую ст. 985 ГК. Концептуальное отличие от действующей редакции, определяющей предмет договора как разрешение лицензиара на использование объекта интеллектуальной собственности, состоит в том, что предлагаемая новая редакция определяет предмет лицензионного договора как предоставление права использования объекта интеллектуальной собственности. Определение предмета лицензионного договора как предоставляемого позитивного права позволяет более четко понять суть возникающих между сторонами отношений, а также по умолчанию возложить на лицензиара ответственность за наличие, недостатки и возможные обременения предоставляемого лицензиату права.

Определения основных видов лицензионного договора – исключительная лицензия и неисключительная лицензия – претерпели редакционные изменения, оставшись по существу прежними: неисключительная лицензия предусматривает предоставление лицензиату права использования объекта интеллектуальной собственности с сохранением за лицензиаром права использования этого объекта и права заключения лицензионных договоров с третьими лицами; исключительная лицензия предусматривает предоставление лицензиату права использования объекта интеллектуальной собственности без сохранения за лицензиаром права заключения лицензионных договоров с третьими лицами. При этом в новой редакции статьи сохранилась норма, согласно которой, если лицензионным договором не предусмотрено иное, лицензия предполагается неисключительной.

Для уточнения сути исключительной лицензии норма п. 3 новой редакции ст. 987 ГК предусматривает, что лицензиар, заключивший договор исключительной лицензии, не вправе сам использовать объект интеллектуальной собственности в тех пределах, в которых такое право предоставлено лицензиату.

Для определения исключительной лицензии ст. 987 также дополнена нормой, предусматривающей право лицензиата, заключившего договор исключительной лицензии, защищать предоставленное по договору исключительное право на объект интеллектуальной собственности от нарушений со стороны третьих лиц. Данная норма уже предусмотрена в ряде специальных законов, посвященных отдельным объектам интеллектуальной собственности; однако ее закрепление на уровне ГК как универсальной имеет принципиально важное значение.

В новой редакции ст. 987 ГК сохранена существующая в настоящее время норма, запрещающая безвозмездное предоставление права использования объекта интеллектуальной собственности при заключении лицензионного договора между коммерческими организациями, если только иное не будет предусмотрено законодательными актами.

В предлагаемой редакции более подробно изложены нормы, посвященные сублицензионному договору, а именно, предусмотрено применение к сублицензионному договору правил о лицензионном договоре, а установлено, что сублицензионный договор не может быть заключен на более длительный срок, чем лицензионный договор, на основании которого он заключался. Сохранились и существующие нормы о том, что лицензиат вправе заключить сублицензионный договор лишь в случаях, предусмотренных лицензионным договором, а также о том, что ответственность перед лицензиаром за действия сублицензиата несет лицензиат, если лицензионным договором не предусмотрено иное.

Статья 988 ГК в новой редакции призвана заменить действующую ст. 986 ГК, регулирующую договор о создании и использовании результатов интеллектуальной деятельности. Концептуальные изменения состоят в следующем.

Во-первых, статья дополнена нормой, предусматривающей возложение случайной невозможности исполнения договора на заказчика, если законодательными актами или договором не будет предусмотрено иное.

Во-вторых, в статье предусмотрены два возможных варианта распоряжения исключительным правом на создаваемый по заказу результат интеллектуальной деятельности: отчуждение исключительного права или предоставление исключительного права использования результата в установленных договором пределах.

В-третьих, в норме новой редакции ст. 988 ГК прямо оговаривается переход к заказчику права в объеме, определенном договором, с момента приемки выполненной работы, если иное не будет определено законодательными актами или соглашением сторон.

В-четвертых, предусмотрено ограничение объема ответственности автора в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договора обязанностью возместить заказчику только реальный ущерб (без возмещения упущенной выгоды), если иной объем ответственности не будет определен договором.

В-пятых, в новой редакции статьи регулируется вопрос перехода права собственности на материальный объект, в котором воплощается создаваемый автором результат интеллектуальной деятельности: материальный объект, в котором воплощен результат интеллектуальной деятельности, передается в собственность заказчику (собственнику имущества заказчика), если иное не предусмотрено договором.

Статья 989 ГК призвана урегулировать возникающие на практике вопросы принадлежности исключительного права на результат интеллектуальной деятельности, созданный при исполнении договора, который прямо не предусматривал создание такого результата интеллектуальной деятельности. В ст. 989 ГК в новой редакции закреплена следующая схема: исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный при исполнении договора подряда, договора возмездного оказания услуг, которые прямо не предусматривали создание такого результата интеллектуальной деятельности, принадлежит подрядчику (исполнителю) или иному правообладателю, если иное не предусмотрено законодательными актами или договором. Заказчик вправе использовать созданный результат интеллектуальной деятельности в целях, для достижения которых был заключен договор, в том числе для обеспечения функционирования иных объектов, создаваемых по договору, при невозможности их самостоятельного использования без такого результата, при этом такое использование возможно без согласия автора результата интеллектуальной деятельности или иного правообладателя и без выплаты дополнительного вознаграждения за такое использование, если договором не предусмотрено иное. При этом следует обратить внимание на то, что законодатель ограничил сферу применения данной нормы только договорами подряда и возмездного оказания услуг.

Статья 990 ГК в новой редакции, так же как и действующая редакция ст. 989 ГК, посвящена способам защиты исключительного права. Общий принцип остается неизменным: для защиты исключительных прав могут применяться как общие способы защиты исключительных прав, названные в ст. 11 ГК, так и специальные способы защиты. Отличия от действующей редакции состоят в следующем.

Во-первых, применение такой меры гражданско-правовой ответственности, как изъятие материальных объектов, с помощью которых нарушено исключительное право, допускается только в случаях, определенных законодательными актами.

Во-вторых, статья дополнена нормами, уточняющими учет вины лица, нарушившего исключительное право, в числе оснований для применения мер ответственности: в качестве общего правила устанавливается, что меры ответственности за нарушения исключительных прав подлежат применению при наличии вины нарушителя; случаи, когда меры ответственности могут применяться вне зависимости от вины нарушителя, должны быть прямо предусмотрены в ГК или ином законодательном акте. При этом за нарушение исключительного права, допущенное лицом при осуществлении предпринимательской деятельности, меры ответственности должны применяться независимо от вины, если такое лицо не докажет, что нарушение исключительного права произошло вследствие непреодолимой силы.

В-третьих, статья дополнена нормой, предусматривающей возможность применения к нарушителю в любом случае, в том числе при отсутствии его вины, таких мер защиты, как пресечение действий, нарушающих исключительное право либо создающих угрозу его нарушения, а также изъятие материальных объектов, созданных в результате такого нарушения.

Неизменной по своей сути осталась норма п. 2 новой редакции ст. 990 ГК, согласно которой при нарушении договоров по распоряжению исключительным правом на объект интеллектуальной собственности применяются общие правила об ответственности за нарушение обязательств (глава 25 ГК).

Авторское право и смежные права (глава 61 ГК)

В новой редакции главы 61 раздела V ГК вопросам авторского права и смежных прав посвящены статьи 991–996.

Основные принципы охраны авторского права остались неизменными:

  • признание авторского права на произведения науки, литературы и искусства, существующие в какой-либо объективной форме на территории Республики Беларусь независимо от гражданства авторов и их правопреемников (подп. 1 ст. 991);
  • открытый перечень объектов авторского права, содержащий указание на «иные произведения» (п. 1 ст. 992);
  • возникновение авторского права в силу факта создания произведения, без необходимости соблюдения каких-либо формальностей (п. 1 ст. 993).

В то же время следует обратить внимание на ряд принципиальных изменений.

Во-первых, в части второй п. 2 новой редакции ст. 993 ГК закреплена презумпция творческого характера любого произведения, сформулированная следующим образом: «произведение считается созданным творческим трудом, пока не установлено иное». Данная норма должна оказать существенное влияние на практику использования объектов авторского права, – любая работа, соответствующая понятию «произведение науки, литературы или искусства», должна рассматриваться в качестве охраняемого объекта интеллектуальной собственности, в отношении которого действует исключительное право, а бремя доказывания того, что конкретная работа не соответствует критерию творческого характера, возлагается на лицо, не согласное с признанием за такой работой статуса произведения.

Во-вторых, увеличивается срок действия авторского права. Согласно норме части второй п. 4 новой редакции ст. 994 ГК исключительное право на произведение действует в течение жизни автора и семидесяти лет после его смерти; особенности исчисления срока действия исключительного права на анонимные произведения, произведения под псевдонимом и произведения, созданные в соавторстве, устанавливаются законодательными актами. Решение об увеличении срока охраны авторского права обусловлено необходимостью гармонизации законодательства Беларуси с законодательством других государств – членов ЕАЭС.

В переходных положениях Закона № 312-З (статья 6) предусмотрено, что новый срок действия исключительного права применяется в отношении произведений, исключительное право на которые действовало на момент вступления данного Закона в силу. Иными словами, новый 70-летний срок действия исключительного права, исчисляемый после смерти автора, будет применяться в отношении только тех произведений, которые на дату вступления Закона № 312-З в действие еще не перешли в общественное достояние. При этом следует напомнить правило исчисления сроков действия исключительного авторского права, закрепленное в п. 5 ст. 20 Закона «Об авторском праве и смежных правах»: исчисление сроков начинается с 1 января года, следующего за годом, в котором имел место юридический факт, являющийся основанием для начала течения соответствующего срока.

Наиболее существенные изменения в правовой охране смежных прав состоят в том, что в новой редакции ст. 995 ГК говорится о возможности на уровне законодательных актов предусмотреть охрану иных объектов смежных прав помимо прямо названных в ГК. Как мы уже отмечали, в Законе «Об авторском праве и смежных правах» могут быть названы иные объекты смежных прав в дополнение к охраняемым в настоящее время исполнениям, фонограммам и передачам организаций вещания.

Система объектов права промышленной собственности (глава 62 ГК)

Система объектов права промышленной собственности, закрепленная в новой редакции ст. 997 ГК, осталась неизменной с тем лишь отличием, что в ней прямо названы породы животных в качестве самостоятельного объекта правовой охраны. При этом сразу следует обратиться к содержанию новой редакции ст. 1006 ГК, устанавливающей, что «… правовая охрана в качестве результата интеллектуальной деятельности предоставляется породе животных в случае и порядке, предусмотренных законодательными актами». В настоящее время такое законодательство отсутствует. Поэтому практическая охрана новых пород животных станет возможна только в случае принятия специального закона, определяющего условия охраноспособности, процедуру предоставления, объем и продолжительность правовой охраны этого нового объекта интеллектуальной собственности.

Следует обратить внимание на ст. 998 ГК, которая в новой редакции уточняет основания возникновения правовой охраны объектов права промышленной собственности. Регистрация в патентном органе получила статус государственной регистрации, что более адекватно отражает суть принимаемого патентным органом решения о выдаче патента (свидетельства).

В отношении секретов производства (ноу-хау) прямо указано на то, что правовая охрана данного объекта возникает на основании установления режима коммерческой тайны в отношении сведений, составляющих секрет производства (ноу-хау). В этой связи необходимо обратить внимание на имеющиеся в действующем законодательстве иные подходы к определению данного объекта, которые вступают в противоречие с приведенной нормой ГК. Так, в п. 2 Положения о выплате вознаграждения и компенсации в отношении объектов права промышленной собственности, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 6 марта 1998 г. № 368 «О выплате вознаграждения и компенсации в отношении объектов права промышленной собственности» (в редакции постановления Совета Министров Республики Беларусь от 09.11.2023 № 769), секрет производства (ноу-хау) определяется как сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научной, научно-технической и инновационной сферах, а также о способах осуществления профессиональной деятельности, не являющихся общеизвестными или легкодоступными третьим лицам в кругах, которые обычно имеют дело с такими сведениями, а также имеющих коммерческую ценность для лица, обладающего этими сведениями, в силу неизвестности третьим лицам и при условии, что данное лицо принимает совокупность мер, необходимых для обеспечения их конфиденциальности. Из приведенной нормы следует, что возможность охраны секретов производства (ноу-хау) не ограничивается только случаем установления режима коммерческой тайны. Как представляется, такой подход противоречит как нормам действующих законодательных актов Республики Беларусь (ст. 1010 ГК в действующей редакции и ст. 1 Закона Республики Беларусь «О коммерческой тайне»), так и обновленным нормам ГК, в связи с чем указанное постановление правительства подлежит приведению в соответствие с нормами ГК. В этой связи следует обратить внимание на новую редакцию ст. 1010 ГК, согласно которой лицо, правомерно обладающее сведениями, составляющими секрет производства (ноу-хау), имеет право запрещать другим лицам неправомерный доступ к этим сведениям при условии установления в отношении этих сведений режима коммерческой тайны.

Изобретения, полезные модели, промышленные образцы (глава 63 ГК)

Изменения, вносимые в содержание главы 63 ГК, связаны с уточнением определений охраняемых объектов, уточнением сроков действия патентов и содержания удостоверяемого патентом исключительного права.

В числе изменений следует назвать исключение из норм ГК определения действий, признаваемых нарушениями исключительного права на изобретение, полезную модель, промышленный образец. В свою очередь, ст. 1000 ГК в новой редакции дополнена универсальным определением действий, признаваемых использованием изобретения, полезной модели, промышленного образца.

Иные изменения, внесенные в главу 63 ГК, носят редакционный характер, в том числе связаны с изложением норм в более логичном порядке.

Сорта растений и породы животных (глава 64 ГК)

В числе концептуальных изменений в главе 64 ГК следует назвать разграничение норм, регулирующих вопросы патентной охраны сорта растений и породы животных. Анализ зарубежного опыта позволяет говорить о том, что законодательство большинства государств не предусматривает специальной патентной охраны новых пород животных, что обусловлено объективными трудностями оценки устойчивости породы как условия ее патентоспособности. В этой ситуации, когда перспективы введения правовой охраны пород животных неочевидны, ГК дополнен отсылочной нормой, предусматривающей возможность предоставления правовой охраны в качестве результата интеллектуальной деятельности породе животных в случаях и порядке, предусмотренных законодательными актами.

В отношении сорта растений в п. 1 новой редакции ст. 1002 ГК дано его определение. Статья 1002 ГК также дополнена нормой, закрепляющей определение объема правовой охраны, предоставляемой патентом, совокупностью существенных признаков сорта растения, содержащихся в официальном описании сорта растения.

В новой редакции ст. 1003 ГК уточнен срок действия патента на сорт растения – 25 лет, чем исключается существующая в настоящее время коллизия норм ГК и норм Закона «О патентах на сорта растений».

Кроме того, в отличие от норм Закона «О патентах на сорта растений», новой редакцией ст. 1003 ГК предусмотрено, что исключительное право на сорт растения осуществляется патентообладателем в период действия патента, начиная с даты публикации в официальном бюллетене патентного органа сведений о выдаче этого патента. Данное изменение вызвано необходимостью единообразного подхода к определению периода осуществления исключительного права относительно всех патентуемых объектов права промышленной собственности.

В новой редакции ст. 1003 ГК также упоминается возможность предоставления заявленному сорту растения временной правовой охраны.

Топологии интегральных микросхем (глава 65 ГК)

Изменения в главе 65 ГК состоят в том, что в предлагаемых новых нормах уточняется, что основанием для предоставления правовой охраны является государственная регистрация топологии патентным органом, закрепляются основные положения, определяющие содержание исключительного права на топологию, а также определяется срок действия правовой охраны топологии интегральной микросхемы. В остальном действующие нормы остались неизменными по своей сути, претерпев лишь определенные редакционные правки. Следует отметить, что нормы данной главы уже были приведены в соответствие с новой редакцией Закона Республики Беларусь «О правовой охране топологий интегральных микросхем» (Закон Республики Беларусь от 18.12.2018 № 151-З).

Секрет производства (ноу-хау) (глава 66 ГК)

Из главы 66 ГК исключается норма, определяющая условия охраноспособности секретов производства (ноу-хау) (пункт 2 действующей ст. 1010 ГК), в связи с тем, что согласно новой редакции ст. 1010 ГК условием охраны сведений, составляющих секрет производства (ноу-хау), является установление в отношении этих сведений режима коммерческой тайны. При этом требования к сведениям, в отношении которых может быть установлен режим коммерческой тайны, детально определены в ст. 5 Закона «О коммерческой тайне».

Кроме того, ст. 1012 ГК в новой редакции дополнена нормой, согласно которой договор о передаче секрета производства (ноу-хау) должен предусматривать обязательства сторон по обеспечению конфиденциальности составляющих его сведений.

Средства индивидуализации (глава 67 ГК)

Круг объектов, относящихся к институту правовой охраны средств индивидуализации, остался неизменным: фирменные наименования, товарные знаки (знаки обслуживания) и географические указания.

Наиболее существенные изменения произошли в нормах, посвященных фирменным наименованиям.

Во-первых, законодатель однозначно определил фирменное наименование как наименование коммерческой организации, под которым она участвует в гражданском обороте. Представление о том, что фирменное наименование – это атрибут именно коммерческой организации, давно устоялось в правовой доктрине. Однако до принятия Закона № 312-З сделать вывод о том, что только название коммерческой организации может называться фирменным наименованием, в отношении которого организация обладает исключительным правом, можно было сделать только на основе системного анализа правовых норм, определяющих правосубъектность отдельных юридических лиц, что оставляло открытым вопрос о применимости правил охраны фирменного наименования в отношении любых коммерческих организаций.

Во-вторых, в новой редакции ст. 1014 ГК существенное развитие получили нормы, посвященные исключительному праву на фирменное наименование. В п. 1 новой редакции ст. 1014 определено, что исключительное право на фирменное наименование возникает с момента включения сведений о таком наименовании в Единый государственный регистр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее – ЕГР). Содержание исключительного права на фирменное наименование определено более широко: согласно п. 2 новой редакции ст. 1014 ГК коммерческая организация имеет исключительное право использовать свое фирменное наименование в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом, в том числе на товарах, их упаковке, в рекламе, вывесках, проспектах, печатных изданиях, официальных бланках и иной документации, связанной с ее деятельностью, а также при демонстрации товаров на выставках и ярмарках, проводимых на территории Республики Беларусь, в глобальной компьютерной сети Интернет (в том числе в доменном имени, при иных способах адресации). Фирменное наименование коммерческой организации может быть использовано в принадлежащем ей товарном знаке.

В-третьих, впервые на законодательном уровне закреплены правила разрешения возможного конфликта фирменных наименований разных коммерческих организаций. Общее правило закреплено в п. 4 новой редакции ст. 1014 ГК: не допускается использование коммерческой организацией наименования, сходного до степени смешения с фирменным наименованием другой коммерческой организации, при условии, если указанные организации осуществляют аналогичную деятельность и сведения о фирменном наименовании другой коммерческой организации были включены в ЕГР ранее, чем сведения о фирменном наименовании первой коммерческой организации. Конкретный механизм разрешения конфликта закреплен в п. 5 новой редакции ст. 1014 ГК: коммерческая организация, нарушившая приведенные выше правила, по требованию правообладателя (т.е. владельца фирменного наименования, обладающего приоритетом), обязана по своему выбору прекратить осуществление видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемым правообладателем, или изменить свое фирменное наименование, а также обязана возместить правообладателю причиненные убытки.

В-четвертых, уточнены правила распоряжения исключительным правом на фирменное наименование. Как и ранее, законодатель устанавливает запрет его отчуждения, который не распространяется на случаи отчуждения предприятия в целом. Действующая в настоящее время норма п. 2 ст. 1016 ГК допускает возможность предоставления права использования фирменного наименования другому лицу на основании лицензионного договора, в котором должны быть предусмотрены меры, исключающие введение потребителя в заблуждение. Норма п. 2 новой редакции ст. 1016 ГК предусматривает возможность предоставления права пользования фирменным наименованием не на основании лицензионного договора, а на основании договора комплексной предпринимательской лицензии (франчайзинга). Норма п. 1 ст. 910 ГК, определяющая предмет договора франчайзинга, остается неизменной; право использования фирменного наименования правообладателя остается в числе обязательных элементов лицензионного комплекса, предоставляемого по договору пользователю. Как представляется, нормы, регулирующие договор франчайзинга, позволяют решить задачу недопущения введения потребителей в заблуждение относительно принадлежности используемого лицензиатом фирменного наименования лицензиара, – в числе обязанностей пользователя как стороны договора франчайзинга, определенных в ст. 9104 ГК, упоминается обязанность информировать покупателей (заказчиков) наиболее очевидным для них способом о том, что он использует фирменное наименование на основании договора франчайзинга.

Определенное развитие получили нормы ст. 1019 ГК, посвященные определению исключительного права на товарный знак. В частности, в кодексе повторена норма п. 1 ст. 3 Закона «О товарных знаках и знаках обслуживания» о том, что исключительное право на товарный знак возникает с даты регистрации товарного знака в патентном органе, при этом данная регистрация определена как государственная. Статья также дополнена нормой, кратко определяющей суть нарушения исключительного права на товарный знак: таковым должно признаваться использование товарного знака или обозначения, сходного с ним до степени смешения, без разрешения владельца товарного знака в отношении однородных товаров, а также неоднородных товаров, обозначенных товарным знаком, признанным общеизвестным в Республике Беларусь.

Нормы, устанавливающие ограничения в возможности отчуждения исключительного права на товарный знак, а также требования в отношении содержания лицензионного договора, по которому предоставляется право использования товарного знака, остались по своей сути неизменными, однако претерпели определенные редакционные изменения.

Недобросовестная конкуренция (глава 68 ГК)

Изменения произошли в нормах статей 1029 и 1030 ГК, посвященных вопросам защиты от недобросовестной конкуренции. Действующая редакция ст. 1029 ГК содержит фактически закрытый перечень действий, признаваемых недобросовестной конкуренцией, – в п. 4 данной статьи к таким действиям относятся и другие, помимо прямо названных в ст. 1029, действия, противоречащие требованиям ГК и иных актов законодательства при осуществлении предпринимательской деятельности. Эта же норма в новой редакции ст. 1029 ГК говорит о необходимости признания недобросовестной конкуренцией не только действий, противоречащих требованиям законодательства о конкуренции, но также действий, противоречащих требованиям добросовестности и разумности при осуществлении предпринимательской деятельности. Такой подход в большей степени соответствует норме ст. 10bis(2) Парижской конвенции по охране промышленной собственности (1883 г.), согласно которой актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах, а также определению недобросовестной конкуренции, данному в ст. 1 Закона Республики Беларусь «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции».

Статья 1030 ГК в новой редакции дополнена нормой, допускающей возможность установления законодательными актами иных мер ответственности за недобросовестную конкуренцию, помимо предусмотренного в настоящее время права потерпевшего от недобросовестной конкуренции требовать возмещения убытков (п. 2 ст. 1030 ГК).

Новая редакция раздела V ГК вступает в действие вместе с другими изменениями, внесенными в кодекс, с 19 ноября 2024 г.

 

Материал подготовлен с использованием нормативных правовых актов по состоянию на 4 декабря 2023 г.


Сохранить в избранное
Читайте также в разделе
Вам будет интересно
Аттестация педагогического работника со средним специальным образованием
Лихарев Иван Иннокентьевич, магистр педагогических наук

Вопрос: 

Может ли быть допущен педагогический работник, имеющий среднее специальное образование, к аттестации на присвоение квалификационной категории?

Читать подробнее
Календарь событий
12 июня 2024 г.
Тяглова Ирина Юрьевна, Варухина Юлия Петровна
Вебинар "Распоряжение государственным имуществом и его учет"
Подробнее
6 июня 2024 г.
Спиридонова Ольга Николаевна
Вебинар "Актуальные вопросы пенсионного обеспечения"
Подробнее
28 мая 2024 г.
Нагорнова Светлана Александровна
Вебинар "Актуальные вопросы арендных отношений и безвозмездного пользования государственным имуществом"
Подробнее
30 мая 2024 г.
Пещенко Елена Александровна
Вебинар "Порядок исчисления среднего заработка с учетом изменений законодательства. Возмещение командировочных расходов"
Подробнее
Видео
Здравствуйте, данный браузер не поддерживается нашей системой, для продолжения работы воспользуйтесь другим браузером.