15Апр 2022

Правовое регулирование финансирования научных исследований

Каменков Виктор Сергеевич,

научный консультант, профессор кафедры финансового права и правового регулирования хозяйственной деятельности Белорусского государственного университета, директор Международного научно-образовательного центра медиации, примирения и третейских процедур, национальный корреспондент Беларуси в ЮНСИТРАЛ, доктор юридических наук, профессор

Аннотация

Статья посвящена изучению проблем правового регулирования финансирования науки, научных исследований, новейшим изменениям в действующем законодательстве, регулирующем эти вопросы в Республике Беларусь. Рассматриваются различные подходы к финансированию науки в других государствах, делается сравнительный анализ законодательства, вносятся некоторые предложения.

Продолжение в нашем материале.

Рассматривая неоиндустриализацию в качестве близкой и неизбежной реальности, как процесс широкомасштабного внедрения комплекса новых прорывных технологий в экономику, как интегрированный союз науки, производства и электронного управления, нельзя обойтись без изучения роли науки в этом процессе и ее правового регулирования.

Дело в том, что в современном обществе и государстве (не только белорусском) многое зависит от того, насколько полно и правильно закреплена дефиниция того или иного явления. В том числе состояние, источники, средства, цели и задачи финансирования.

На примере науки можно наглядно увидеть, как меняется отношение к ней (в смысле финансирования) в разные исторические этапы: от остаточного принципа (что осталось от других направлений) до выделения расходов на науку в отдельные строки в государственном бюджете на каждый год, до закрепления в самостоятельных нормативных правовых актах принципов и правил финансирования науки и научных исследований.

Вопрос о финансировании науки важен не только для самого государства, для общества в целом, для конкретных субъектов, но и для каждого гражданина. Потому что наука давно стала движителем всего прогрессивного.

Отсюда вытекает высокий уровень востребованности правового регулирования этих проблем.

Цель настоящей статьи – изучить нынешнее состояние правового регулирования финансирования науки в Республике Беларусь в сравнении с нашими соседними государствами, а также различные точки зрения на этот вопрос.

Степень изученности проблемы: научные статьи, отдельно посвященные вопросам правового регулирования финансирования науки в Республике Беларусь за последние пять–восемь лет отыскать трудно даже на уровне общих статей. Нет и комплексных, системных научных исследований по этой проблеме. Может у нас здесь все неплохо?

Для сравнения, в Российской Федерации есть научные диссертации [1], а также немалое количество научных статей [2]. Постараемся узнать причины такого отношения к науке в праве. Ведь если сама наука есть, то как же быть с правовым регулированием ее финансирования?

По данным Белстата внутренние затраты на научные исследовании и разработки в Республике Беларусь снизились с 0,67 % в 2010 году до 0,55 % в 2020 году к валовому внутреннему продукту [3].

Для сравнения: по показателю удельного веса затрат на науку в ВВП (1,1 %) Россия существенно отстает от ведущих стран мира, находясь на 35-м месте. В пятерку лидеров входят Израиль (4,25 %), Республика Корея (4,23 %), Швейцария (3,42 %), Япония (3,29 %) и Швеция (3,28 %).

США и Китай, лидирующие по объему внутренних затрат на ИР, по их доле в ВВП занимают соответственно 11-е и 18-е места (2,79 и 2,07 %) [4].

Кроме того, нужно учитывать и сам размер ВВП каждого из упомянутых государств, от которого и вычисляются названные проценты.

В Конституции Республики Беларусь наука, что подтверждает ее необходимость, упоминается неоднократно:

  • свобода научного творчества и преподавания гарантируется, интеллектуальная собственность охраняется законом, государство содействует развитию научных и технических исследований на благо общих интересов (ст. 51);
  • даже Глава государства может получать помимо заработной платы гонорары за произведения науки (ст. 86), а судьи, которым запрещено осуществлять предпринимательскую деятельность, выполнять иную оплачиваемую работу, могут заниматься преподавательской и научно-исследовательской деятельностью (ст. 111);
  • на Правительство страны возложена обязанность обеспечивать проведение единой экономической, финансовой, кредитной и денежной политики, государственной политики в области науки (ст. 107).

Проанализировать отношение к науке можно и на уровне межгосударственных правовых актов.

Так, в 1995 году в постановлении Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ наука определялась достаточно абстрактно, как – «…интеллектуальная деятельность, содержанием которой является познание неизвестных ранее человечеству свойств и закономерностей природы и общества. Она включает в себя как деятельность, направленную на получение новых знаний, так и ее результат – совокупность знаний, составляющих основу научной картины мира и отражающих законы его развития...» [5].

И здесь же: …научная (научно-исследовательская) деятельность …включает:

а) фундаментальные научные исследования, т.е. экспериментальные или теоретические исследования, направленные на получение новых знаний об основных закономерностях природы и общества;

б) прикладные научные исследования – исследования, направленные преимущественно на достижение практических целей и решение конкретных задач.

Научно-техническая деятельность определялась как деятельность, направленная на получение, применение новых знаний для решения технологических, инженерных, экономических, социальных, гуманитарных и иных проблем, для обеспечения функционирования науки, техники и производства как единой системы.

А инновационная деятельность как деятельность, направленная на внедрение новых идей, научных знаний, технологий, видов продукции и т.д. в области производства, управления, труда на предприятии, в отрасли.

А через 20 лет дефиниция понятия «наука» наполнилась более конкретным содержанием: «...наука – сфера человеческой деятельности, в рамках которой осуществляется выработка, теоретическая систематизация и уточнение объективных знаний о мире (действительности, человеке, обществе и природе, их взаимосвязях и взаимодействиях) в целях их практического применения» [6].

И здесь же: научная (научно-исследовательская, научно-техническая, научно-методическая) деятельность – деятельность, осуществляемая в форме научных исследований и направленная на выработку, теоретическую систематизацию и уточнение объективных знаний о мире в целях их практического применения;

научный результат – оформленный результат научной деятельности (частично или полностью завершенных научных исследований), содержащий новые объективные знания или решения и зафиксированный на любом информационном носителе [6].

В Республике Беларусь еще в 1996 году был принят Закон о научной деятельности [7], измененный и дополненный в 2021 году. В этом Законе [7] зафиксированы и некоторые иные дефиниции понятий, относящиеся к научной деятельности.

В частности:

  • научная деятельность – творческая деятельность, направленная на получение новых знаний о природе, человеке, обществе, искусственно созданных объектах и на использование научных знаний для разработки новых способов их применения;
  • фундаментальные научные исследования – теоретические и (или) экспериментальные исследования, направленные на получение новых знаний об основных закономерностях развития природы, человека, общества, искусственно созданных объектов;
  • прикладные научные исследования – исследования, направленные на применение результатов фундаментальных научных исследований для достижения конкретных практических целей;
  • апробация результатов научных исследований – вид научной деятельности, состоящий в проведении проверки результатов научных исследований в целях установления их пригодности для достижения конкретных целей;
  • подготовка научных работников высшей квалификации – вид научной деятельности, заключающийся в реализации образовательных программ послевузовского образования;
  • научная организация – юридическое лицо, осуществляющее выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и опытно-технологических работ, одним из органов управления которого в соответствии с учредительным документом является ученый (научно-технический) совет и которое прошло в установленном порядке аккредитацию научной организации и другие.

То есть практически все наиболее существенные научные понятия и их определения получили в Законе [7] практическую ориентированность.

На первый взгляд, в законодательном смысле сделано много. Но первый взгляд, как известно, не всегда отражает объективную картину явления и его полноту.

Законодательный опыт других государств показывает, что и в нашем государстве еще есть потенциал для совершенствования правового регулирования финансирования науки.

Так, в российском Законе о науке [8] зафиксированы понятия – направления научной деятельности, которые еще больше сближают науку с возможными практическими результатами. А значит и открывают новые возможности для финансирования такой деятельности.

В частности, это:

  • поисковые научные исследования – исследования, направленные на получение новых знаний в целях их последующего практического применения (ориентированные научные исследования) и (или) на применение новых знаний (прикладные научные исследования) и проводимые путем выполнения научно-исследовательских работ [8, ст. 2];
  • научно-техническая деятельность – деятельность, направленная на получение, применение новых знаний для решения технологических, инженерных, экономических, социальных, гуманитарных и иных проблем, обеспечения функционирования науки, техники и производства как единой системы [8, ст. 2].

Не все исследователи изучаемой проблемы согласны с приведенными определениями и их содержанием, вполне обоснованно предлагают свои замечания [9] и предложения [10]. Но во всем этом процессе есть свой позитив, поскольку ведется научная дискуссия, высказываются различные точки зрения, ведется поиск правильного подхода в решении важных вопросов.

Несмотря на прошедшие двенадцать лет после принятия Модельного закона о статусе ученого и научного работника [11] в Республике Беларусь до сих пор не определились со статусом ученого. Не все вопросы решены и со статусом научного работника.

А вопрос этот далеко не праздный. Государству и обществу следует определиться с ответом на вопрос, как правильно отмечают наши коллеги: «…может ли называться ученым лицо, не имеющее специальной профессиональной подготовки и не владеющее специальными приемами, методами и навыками исследовательской деятельности»? И стоит ли ожидать одинаковых прорывных научных предложений от физического лица, занимающегося наукой профессионально, либо по совместительству или в качестве личного хобби?

А в упомянутом выше Модельном законе [11, ст. 2] предлагались достаточно выверенные определения:

  • ученый – физическое лицо (гражданин страны, иностранец или лицо без гражданства), имеющий ученую степень и (или) научное звание, осуществляющий профессиональную научную или научно-техническую деятельность с целью проведения научных исследований и опытно-экспериментальных разработок, получивший признанные научным сообществом научные и (или) научно-технические результаты в определенной области знаний, науки и техники;
  • научный работник (сотрудник) – ученый, имеющий соответствующую квалификацию, подтвержденную результатами аттестации, осуществляющий на основании индивидуального трудового договора с нанимателем профессиональную научную работу или научно-техническую деятельность на условиях постоянной занятости или совместительства на условиях, установленных трудовым договором (контрактом), должностной инструкцией или квалификационными требованиями.

В отечественном Законе [7, ст. 9] есть определение научного работника, но нет дефиниции понятия «ученый»: «…научный работник – физическое лицо, обладающее необходимой квалификацией и профессионально занимающееся научной деятельностью в соответствии с трудовым договором».

Следовательно, физическое лицо, имеющее ученую степень и ученое звание, с которым организацией заключен не трудовой, а гражданско-правовой договор, – уже не научный работник. Он, видимо, и не ученый, поскольку такого статуса в законодательстве нет. Таким образом, на законодательном уровне, по нашему мнению, искусственно ограничен круг лиц, которые формально не могут заниматься научной деятельностью.

К слову, в Российской Федерации иначе решили эту проблему. Научным работником (исследователем) там является гражданин, обладающий необходимой квалификацией и профессионально занимающийся научной и (или) научно-технической деятельностью [8, ст. 4]. Как видим, нет привязки к конкретному виду правового договора, закрепляющего отношения научного работника с научной организацией.

Не исправляет нашу ситуацию и последующая правовая норма: «…к научным работникам приравниваются лица, получающие в порядке, установленном законодательством, послевузовское образование в дневной форме получения образования» [7, ст. 9]. Кстати, в этой части некорректно и даже парадоксально звучит глагол «получающие». Его буквальная расшифровка означает, что аспиранты и соискатели приравниваются к научным работникам, а получившие послевузовское образование и имеющие статус исследователя, но не защитившие научные диссертации, еще не приравниваются к научным работникам.

На пространстве СНГ есть хороший пример творческого и государственного подхода к вопросам правового статуса ученых, научных работников и финансированию науки в Республике Казахстан, принявшей поправки к Закону о науке [12].

В нем [12, ст. 1] определены статусы ученого и научного работника:

  • «…ученый – физическое лицо, осуществляющее научные исследования и получающее результаты научной и (или) научно-технической деятельности» (подп. 2);
  • «…научный работник – физическое лицо, работающее в научной организации, организации высшего и (или) послевузовского образования или научном подразделении организации, имеющее высшее образование, получающее и реализующее результат научной и (или) научно-технической деятельности» (подп. 16).

Более того, внедрены [12, ст. 1] новые понятия и категории:

  • «…научная стажировка – стажировка ученых в ведущих зарубежных организациях высшего и (или) послевузовского образования, научных центрах и иных организациях в целях развития профессиональных компетенций по избранному направлению научных исследований, за исключением стажировки в рамках международной стипендии «Болашак»; (подп. 16-1).
  • «…ведущий ученый – физическое лицо, соответствующее требованиям, установленным уполномоченным органом (подп. 19-1).

Решены и многие проблемы финансирования науки [12, ст. 1]:

  • «…эндаумент-фонд организации высшего и (или) послевузовского образования – фонд целевого капитала, формируемый за счет благотворительной помощи, безвозмездных отчислений, пожертвований, грантов, вкладов учредителей (участников) организаций образования, инвестиционный доход от которого направляется на финансирование научной, научно-технической и (или) образовательной деятельности» (подп. 19-1);
  • «…государственный заказ – заказ уполномоченного органа и (или) отраслевых уполномоченных органов субъекту научной и (или) научно-технической деятельности на основании договора на выполнение научно-исследовательских работ, финансируемых за счет государственного бюджета в форме базового, грантового и программно-целевого финансирования» (подп. 23-1);
  • «…финансирование научной и (или) научно-технической деятельности из государственного бюджета осуществляется в следующих формах:

  1. базовое финансирование;
  2. грантовое финансирование;
  3. программно-целевое финансирование.

Финансирование субъектов научной и (или) научно-технической деятельности может осуществляться одновременно по различным формам финансирования в порядке и на условиях, которые установлены правилами базового и программно-целевого финансирования научной и (или) научно-технической деятельности, а также грантового финансирования научной и (или) научно-технической деятельности и коммерциализации результатов научной и (или) научно-технической деятельности» (ст. 24).

Комментировать эти правовые нормы нет необходимости, поскольку они достаточно понятны.

Отдельная статья в казахстанском Законе [12, ст. 28] посвящена коммерциализации научной и научно-технической деятельности, определяющая принципы и порядок экономического стимулирования развития национальной научной инновационной системы, государственно-частного партнерства в области научной, научно-технической и инновационной деятельности, финансирования коммерциализации технологий в приоритетных секторах экономики.

В российском Законе [8, ст. 2] также имеются правовые нормы об основах коммерциализации науки.

В отечественном Законе [7] коммерциализация научной деятельности вообще не упоминается. Но действует Положение о коммерциализации результатов научной и научно-технической деятельности, созданных за счет государственных средств [13]. Как видно из названия данного правового акта, коммерциализация им регулируется не всей науки, а только результатов, созданных за государственные средства.

Еще хочется затронуть одно важное обстоятельство, правовое регулирование которого может оказать существенное значение в финансировании науки. Это так называемые проекты класса «мегасайенс». То есть «…международные научные проекты, направленные на создание и эксплуатацию установок класса «мегасайенс», а соответственно, на получение прорывных, инновационных научных результатов, имеющих общемировое значение» [14].

Как указывают наши российские коллеги: «…в современных реалиях государство поставило перед наукой абсолютно новые задачи – от их решения зависит построение прогрессивной инфраструктуры в науке, включая образование сети установок уникального характера класса «мегасайенс» [15].

Понимая разницу в возможности финансирования науки в Российской Федерации, тем не менее, белорусская наука также должна стремиться сохранить свои позиции, в том числе с помощью правового регулирования.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Белявский, О. В. Правовой режим гранта как инструмента государственного финансирования фундаментальных научных исследований в Российской Федерации, 2019 г. // dissercat.com/content/pravovoi-rezhim-granta-kak-instrumenta-gosudarstvennogo-finansirov.... – Дата доступа: 22.11.2021; Мошкова, Д. М. Образовательные и научные организации как субъекты финансового права Российской Федерации, 2015 г. // msal.ru/common/upload/avtoreferat_Moshkova_posl_red_1.pdf. – Дата доступа: 22.11.2021.

2. Миронова, С. М. Финансово-правовой статус наукоградов и особенности его реализации // Финансовое право. – 2021. – № 7. – С. 11–17 (электронная версия) ; Доронина, Н. Г., Семилютина, Н. Г., Цирина, М. А. Значение коллизионного и сравнительного метода исследования для правового регулирования науки и научной деятельности // Международное публичное и частное право. – 2021. – № 2. – С. 13–18 (электронная версия) ; Мошкова, Д. М. Финансово-правовое регулирование инновационной деятельности в сфере образования и науки // Финансовое право. – 2017. – № 1. – С. 10–14 (электронная версия) и др.

3. Внутренние затраты на научные исследовании и разработки : belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/realny-sector-ekonomiki/nauka-i-innovatsii/grafic...

4. Затраты на науку в России и ведущих странах мира : ssek.hse.ru/news/209009455.html

5. О рекомендательном законодательном акте «Об основных принципах сотрудничества государств – участников СНГ в сфере науки и научно-технической деятельности» (Принято в г. Санкт-Петербурге 13.05.1995) : постановление Межпарламентской Ассамблеи государств – участников Содружества Независимых Государств // Информационный бюллетень Межпарламентской Ассамблеи СНГ, № 8, 1995 (электронная версия).

6. О Законодательных основах Концепции устойчивого и безопасного развития государств – участников МПА СНГ в области образования и науки (Принято в г. Санкт-Петербурге 18.04.2014) : постановление Межпарламентской Ассамблеи государств – участников Содружества Независимых Государств № 40-7 // Информационный бюллетень Межпарламентской Ассамблеи СНГ, № 61, 2014 (электронная версия).

7. О научной деятельности (с изм. и доп., вступившими в силу с 08.01.2021) : Закон Республики Беларусь от 21.10.1996 № 708-XIII (ред. от 04.01.2021) // Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 07.01.2021, 2/2794.

8. О науке и государственной научно-технической политике : Федеральный закон от 23.08.1996 № 127-ФЗ (ред. от 02.07.2021) // Собрание законодательства РФ, 05.07.2021, № 27 (часть I), ст. 5179.

9. Степаненко, Ю. В. Каким будет новый закон о науке: некоторые предположения // Административное право и процесс. – 2017. – № 9. – С. – 16–20 (электронная версия).

10. Гуторов, А. И. Гражданско-правовое регулирование проведения научных исследований в Российской Федерации // Гражданское право. – 2021. – № 2. – С. 33–36 (электронная версия).

11. Модельный закон о статусе ученого и научного работника (Принят в г. Санкт-Петербурге 25.11.2008 Постановлением 31-14 на 31-ом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ) // Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств – участников Содружества Независимых Государств. – 2009. – № 43. – С. 337–358.

12. О науке : Закон Республики Казахстан от 18 февраля 2011 года № 407-IV с изменениями и дополнениями от 31 марта 2021 года № 24-VII ЗРК // Ведомости Парламента РК 2021 г., № 5–6, ст. 39.

13. О коммерциализации результатов научной и научно-технической деятельности, созданных за счет государственных средств : Указ Президента Республики Беларусь от 04.02.2013 № 59 (ред. от 18.06.2018) // Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 21.06.2018, 1/17760.

14. Горлова, Е. Н., Ткаченко, Р. В. Понятие проектов класса «мегасайенс» на примере установок ИТЭР и ФАИР // Актуальные проблемы российского права. – 2019. – № 5. – С. 205–213 (электронная версия).

15. Арзуманова, Л. Л., Ситник, А. А. Меры по совершенствованию порядка финансирования научных проектов класса «мегасайенс» // Актуальные проблемы российского права. – 2021. – № 3. – С. 28–35 (электронная версия).

Материал подготовлен с использованием нормативных правовых актов по состоянию на 21 декабря 2021 г.


Пожалуйста, поверните свое устройство в горизонтальное положение.
Заказать
звонок