08Авг 2019

Понятие внешнеэкономической сделки (внешнеторгового договора) согласно актам законодательства Республики Беларусь: положениям Закона Республики Беларусь «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности»

Рассматривая понятие внешнеэкономической сделки применительно к праву Республики Беларусь, нельзя не отметить, что в белорусском законодательстве вообще отсутствует определение внешнеэкономической сделки (договора).

Что же касается внешнеторговой сделки (а точнее внешнеторгового договора), то дефиниция данного понятия содержится в белорусском праве.

Однако указанная дефиниция используется законодателем не для общеправового определения «внешнеторгового договора», а для целей валютного контроля (о существе данного обстоятельства – см. ниже).

А раз так, то, на наш взгляд, прежде чем переходить к анализу понятия «внешнеторговый договор», урегулированному в белорусском праве для конкретных целей, необходимо попытаться вывести данное понятие как общеправовое, на основе актов законодательства, регулирующих внешнеторговую деятельность как таковую. А заодно можно попробовать определить и «место» внешнеэкономической сделки (договора) в белорусском праве.

Итак, если исходить из общих подходов к понятию «внешнеторговая сделка (договор)», то в самом общем плане данное понятие должно охватывать любую сделку (договор), опосредующую внешнеторговую деятельность.

Иными словами, внешнеторговая сделка (договор) – это сделка (договор), которая совершается в процессе осуществления внешнеторговой деятельности.

Под внешнеторговой же деятельностью Закон Республики Беларусь «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» (далее – Закон) понимает деятельность по осуществлению внешней торговли товарами, и (или) услугами, и (или) объектами интеллектуальной собственности.

При этом:

• под внешней торговлей товарами понимается импорт и (или) экспорт товаров. Причем, под импортом товаров в том же Законе понимается ввоз товара на таможенную территорию Республики Беларусь для использования на территории Республики Беларусь и реализация этого товара на территории Республики Беларусь; под экспортом товаров понимается вывоз товара с таможенной территории Республики Беларусь в целях реализации за ее пределами;

• под внешней торговлей услугами понимается оказание услуг следующими способами: а) с территории Республики Беларусь на территорию иностранного государства; б) с территории иностранного государства на территорию Республики Беларусь; в) на территории Республики Беларусь иностранному заказчику услуг (под которым понимается нерезидент Республики Беларусь, заказавший услуги или пользующийся ими); г) на территории иностранного государства белорусскому заказчику услуг (под которым понимается резидент Республики Беларусь, заказавший услуги или пользующийся ими); д) белорусским исполнителем услуг (под которым понимается резидент Республики Беларусь, оказывающий услуги), не имеющим коммерческого присутствия на территории иностранного государства, путем оказания услуг им или уполномоченным лицом, действующим от его имени на территории иностранного государства; е) иностранным исполнителем услуг (под которым понимается нерезидент Республики Беларусь, оказывающий услуги), не имеющим коммерческого присутствия на территории Республики Беларусь путем оказания услуг им или уполномоченным лицом, действующим от его имени на территории Республики Беларусь; ж) белорусским исполнителем услуг путем коммерческого присутствия на территории иностранного государства; з) иностранным исполнителем услуг путем коммерческого присутствия на территории Республики Беларусь (ст. 25 Закона);

• под внешней торговлей объектами интеллектуальной собственности Закон понимает полную или частичную передачу исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности резидентом Республики Беларусь нерезиденту Республики Беларусь или нерезидентом Республики Беларусь резиденту Республики Беларусь на основании возмездных сделок.

Таким образом, исходя из приведенных законодательных положений, видно, что белорусский законодатель в основу понятия «внешнеторговая деятельность» кладет следующие три базовых критерия:

• во-первых, внешнеторговая деятельность в обязательном порядке должна быть связана с реализацией товаров, оказанием услуг, передачей объектов интеллектуальной собственности. А, следовательно, на первый взгляд, деятельность, связанная с иными объектами гражданского права, например, денежными средствами как таковыми или охраняемой информацией, или работами не подпадает под предмет (объект) внешнеторговой деятельности так, как он понимается Законом. Однако указанный первый взгляд как минимум в отношении охраняемой информации и работ, безусловно, должен быть скорректирован, иными словами, и деятельность, связанная с охраняемой информацией и работами, должна быть признана в качестве внешнеторговой, исходя из следующего. А именно, подп. 1.1 п. 1 ст. 1 анализируемого нами Закона, определяя понятие «белорусский заказчик услуг (работ)», предусматривает, что термин «услуги» далее, имеется в виду по тексту данного Закона, распространяется и на услуги, и на работы. Исходя из указанного, мы отмечаем, что, несмотря на неудачность законодательной формулировки (связанной с тем, что при определении одного правового явления фактически происходит объединение двух других правовых явлений), все-таки можно вывести, что по тексту Закона под понятие «услуга» подпадает и непосредственно услуга как таковая, и работа. Хотя, учитывая то обстоятельство, что Гражданский кодекс Республики Беларусь рассматривает работы и услуги в качестве самостоятельных объектов гражданского права, «указанное сокращение», по нашему мнению, делать не следовало бы. Что же касается охраняемой информации, то подп. 1.4 п. 1 ст. 1 анализируемого нами Закона как раз и посвящен внешней торговле информацией, под которой понимается внешняя торговля товарами, если получение информации непосредственно связано с передачей этих товаров, или внешняя торговля объектами интеллектуальной собственности, если информация передается как следствие полной или частичной передачи исключительных прав на эти объекты на основании возмездных сделок, а в иных случаях – внешняя торговля услугами. Таким образом получается, что, несмотря на отсутствие непосредственно в самом понятии «внешнеторговая деятельность» такого объекта гражданского права как охраняемая информация, в действительности деятельность, связанная с таким объектом, подпадает под понятие внешнеторговой, однако «не напрямую», а через понятия «внешняя торговля товарами», «внешняя торговля услугами», «внешняя торговля объектами интеллектуальной собственности». При этом мы опять не можем не отметить, что указанным образом Закон «игнорирует» положения Гражданского кодекса Республики Беларусь, в силу которых охраняемая информация является самостоятельным объектом гражданского права, отличным и от товаров, и от услуг, и уж тем более от объектов интеллектуальной собственности. Однако несмотря на последнее обстоятельство, мы констатируем, что охраняемая информация также подпадает под объекты внешнеторговой деятельности. А вот в отношении денежных средств как таковых рассматриваемый Закон не дает прямого ответа на вопрос: является ли указанный объект гражданского права еще и предметом внешнеторговой деятельности, если речь идет не о получении денежных средств в качестве встречного предоставления (удовлетворения) за переданные товары, услуги, объекты интеллектуальной собственности, а о предоставлении одним субъектом на возвратной основе денежных средств другому субъекту. Т.е., является ли деятельность, предметом которой выступают исключительно денежные средства, например, деятельность банков по предоставлению кредитов, или деятельность иных лиц, по предоставлению займов в качестве внешнеторговой. При этом мы бы не задавались указанным вопросом и однозначно признали бы описанную выше деятельность не в качестве внешнеторговой деятельности, а, например, в качестве внешнеэкономической деятельности (с точки зрения подходов белорусского законодательства), если бы п. 2 ст. 2 Закона не указывал бы на то, что положения данного Закона, касающиеся государственного регулирования внешней торговли услугами, не применяются к финансовым услугам, оказываемым при осуществлении не на условиях конкуренции с одним или несколькими исполнителями услуг деятельности по социальному обеспечению и деятельности под государственные гарантии (гарантии Республики Беларусь, гарантии Правительства Республики Беларусь) или с использованием государственных финансовых ресурсов. Исходя из указанного можно предположить, что законодатель не рассматривает в качестве внешнеторговой деятельности лишь приведенные выше финансовые услуги, что же касается иных финансовых услуг, то они представляют собой предмет «внешнеторговых услуг». Под понятие же «финансовые услуги» может подпадать и описанная выше деятельность с предоставлением кредитов (займов); и это несмотря на то, что анализируемый Закон при определении «услуги» отсылает к ст. 30 Налогового кодекса Республики Беларусь, в п. 2 которой услуга определяется как деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления указанной деятельности. Таким образом, приведенное понятие не позволяет однозначно признавать в качестве услуги деятельность по передаче денежных средств на возвратной основе, но исходя из иных актов законодательства Республики Беларусь это можно вывести. Итак, обобщая изложенное, мы, скорее всего, вынуждены признать, что с точки зрения Закона понятие «внешнеторговая деятельность» охватывает деятельность, предметом которой являются все объекты гражданского права;

• во-вторых, внешнеторговая деятельность – это деятельность, в основе которой находятся взаимоотношения между резидентом и нерезидентом Республики Беларусь. Однако указанный критерий, в отличие от первого приведенного нами критерия, не является «всеобъемлющим», иными словами, как в отношении товаров, так и в отношении работ (услуг), но не объектов интеллектуальной собственности, белорусский законодатель в Законе допускает возможность неприменения описываемого критерия, т.к. указывает на то, что для факта наличия внешнеторговой деятельности вполне достаточно перемещения товара с таможенной территории Республики Беларусь на территорию иностранного государства (с территории иностранного государства на территорию Республики Беларусь) или факта оказания услуг с территории Республики Беларусь на территорию иностранного государства (с территории иностранного государства на территорию Республики Беларусь). Иными словами, если следовать буквальному подходу законодателя в рамках комментируемого Закона, в случае если один белорусский субъект оказывает другому белорусскому субъекту, но на территории иностранного государства услугу, то перед нами внешнеторговая деятельность; то же относится и к ситуации, когда один белорусский субъект продает другому белорусскому субъекту товар за пределами территории Республики Беларусь с перемещением указанного товара на территорию Республики Беларусь. Таким образом, если следовать Закону, то получается, что для наличия внешнеторговой деятельности нет обязательной необходимости в присутствии иностранного элемента по субъекту, т.е. внешнеторговая деятельность может наблюдаться и при взаимодействии исключительно национальных субъектов Республики Беларусь;

• в-третьих, внешнеторговая деятельность применительно к товарам или услугам связана с их перемещением за пределы территории Республики Беларусь или на территорию Республики Беларусь. Однако и в отношении данного критерия также нельзя не отметить то обстоятельство, что он не является «всеобъемлющим». Иными словами, в отношении не только объектов интеллектуальной деятельности, но и услуг, белорусский законодатель в указанном Законе «допускает отступление от данного правила», предусматривая, что оказание услуг резидентом нерезиденту или нерезидентом резиденту даже без их перемещения за пределы Республики Беларусь (на территорию Республики Беларусь) может рассматриваться в качестве внешнеторговой деятельности. Однако в отношении товаров Закон придерживается исключительно описываемого критерия, а, следовательно, он (Закон) не рассматривает в качестве внешнеторговой деятельности деятельность по реализации нерезидентом Республики Беларусь резиденту Республики Беларусь товаров на территории Республики Беларусь (и соответственно деятельность по реализации резидентом Республики Беларусь нерезиденту Республики Беларусь товаров на территории Республики Беларусь без их дальнейшего вывоза).

Базируясь на изложенных выше критериях и преломляя их в «договорную плоскость», отмечаем, что внешнеторговая сделка (договор), если в основе определения данного понятия лежат исключительно нормы Закона – это сделка (договор):

• предметом (объектом) которого могут быть любые объекты гражданских прав (а, следовательно, это может быть любой тип (вид) гражданско-правового договора, причем как поименованного (т.е. урегулированного) в праве Республики Беларусь, так и непоименованного (неурегулированного) в белорусском законодательстве);

• заключаемый либо между резидентом и нерезидентом Республики Беларусь без каких-либо дополнительных требований в отношении объектов интеллектуальной собственности или услуг; в отношении же товара требуется обязательное перемещение товара с территории Республики Беларусь на территорию иностранного государства или с территории иностранного государства на территорию Республики Беларусь;

• либо между резидентами Республики Беларусь, но лишь в отношении товаров или услуг (с исключением объектов интеллектуальной собственности) при условии перемещения товара (услуги) с территории Республики Беларусь на территорию иностранного государства или с территории иностранного государства на территорию Республики Беларусь.

В связи с указанным отмечаем, что если базироваться на анализируемых законодательных положениях, то мы должны прийти к выводу, что в Республике Беларусь нет места для выделения «внешнеторговых сделок (договоров)» в качестве разновидности «внешнеэкономических сделок (договоров)».

Иными словами, мы должны признать, что в силу Закона между понятиями «внешнеторговая сделка (договор)» и «внешнеэкономическая сделка (договор)» нет никакой разницы (при этом нельзя не отметить, что указанный Закон не использует ни того, ни другого понятия; понятие же «внешнеэкономическая сделка» употребляется в Гражданском кодексе Республики Беларусь).

Сделанный в предыдущем абзаце вывод опирается на то обстоятельство, что, как отмечено выше, если основываться на понятии «внешнеторговая деятельность» так, как оно приведено в Законе, то данное понятие охватывает всю внешнеэкономическую деятельность как таковую, а раз так, то нет и оснований для выделения «особого места» внешнеэкономической сделки (договора) по сравнению с внешнеторговой сделкой (договором).

Функ Я.И., доктор юридических наук, профессор, Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП

Материал подготовлен с использованием нормативных правовых актов по состоянию на 21 мая 2019 г. 


Пожалуйста, поверните свое устройство в горизонтальное положение.
Заказать
звонок