01Апр 2019

Изображение гражданина в сети Интернет: объект правовой охраны или общедоступная информация?

В условиях стремительного развития информационных технологий в современном мире вопросу защиты информации в сети Интернет уделяется все больше внимания. Особенно чувствительной является тема защиты собственного изображения в Интернете.

Большинство правоведов сходится во мнении, что право человека на собственное изображение относится к числу нематериальных благ и должно подлежать защите наравне с другими неимущественными правами, такими как достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и др. В ряде государств механизмы защиты изображения гражданина, равно как и порядок использования такого изображения другими лицами, закреплены непосредственно в гражданском законодательстве.

Такой подход, в частности, характерен для законодательства Российской Федерации.

Так, в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее – ГК РФ) содержится отдельная статья 152.1, посвященная охране изображения гражданина.

В соответствии с данной статьей обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии – с согласия родителей.

При этом пунктом 1 указанной статьи закреплен перечень случаев, не требующих получения такого согласия. Данный перечень является исчерпывающим и включает в себя следующие случаи:

1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;

2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;

3) гражданин позировал за плату.

Также указанной статьей определены способы защиты права гражданина на изображение, которое было распространено в сети Интернет с нарушением установленного порядка. В частности, в соответствии с пунктом 3 статьи 152.1 ГК РФ гражданину, чье изображение распространено в Интернете без его согласия, предоставляется право требовать удаления этого изображения, а также пресечения или запрещения дальнейшего его распространения.

Разъяснения по применению статьи 152.1 ГК РФ закреплены в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 25).

Особый интерес вызывают положения Постановления Пленума ВС РФ № 25 о правомерности использования иными лицами изображения гражданина без его согласия в случаях, когда такое изображение было размещено в Интернете самим этим гражданином.

Так, исходя из положений части второй пункта 43 Постановления Пленума ВС РФ № 25, размещение самим гражданином своего изображения в сети Интернет и общедоступность такого изображения сами по себе не дают иным лицам права на свободное использование такого изображения без получения согласия изображенного лица.

При этом в части третьей пункта 43 Постановления Пленума ВС РФ № 25 указано, что обстоятельства размещения гражданином своего изображения в сети Интернет могут свидетельствовать о выражении таким лицом согласия на дальнейшее использование данного изображения, например, если это предусмотрено условиями пользования сайтом, на котором гражданином размещено такое изображение.

Также Постановлением Пленума ВС РФ № 25 разъясняется, что понимается под публичным интересом, при наличии которого не требуется получения согласия на использование изображения гражданина, в том числе на размещение его в Интернете.

Так, согласно пункту 44 Постановления Пленума ВС РФ № 25 согласия гражданина не требуется, если такой гражданин является публичной фигурой (занимает государственную или муниципальную должность, играет существенную роль в общественной жизни в сфере политики, экономики, искусства, спорта или любой иной области), а обнародование и использование его изображения осуществляется в связи с политической или общественной дискуссией или интерес к данному лицу является общественно значимым.

Вместе с тем согласие необходимо, если единственной целью обнародования и использования изображения лица является удовлетворение обывательского интереса к его частной жизни либо извлечение прибыли.

Кроме того, Постановлением Пленума ВС РФ № 25 разъясняется, что согласие на обнародование и использование изображения гражданина представляет собой сделку (пункт 46). Форма согласия определяется общими правилами ГК РФ о форме сделки, которая может быть совершена в письменной или устной форме, а также путем совершения конклюдентных действий (статья 158 ГК РФ), если иное не установлено законом.

Исходя из пункта 47 Постановления Пленума ВС РФ № 25 согласие гражданина может содержать ряд условий, определяющих порядок и пределы обнародования и использования его изображения, например, о сроке, на который оно дается, а также о способе использования данного изображения. Если согласие на обнародование и использование изображения было дано в устной форме либо путем совершения конклюдентных действий, таким согласием охватывается использование изображения в том объеме и в тех целях, которые явствуют из обстановки, в которой оно совершалось.

С учетом подходов, закрепленных в ГК РФ, а также разъяснений Пленума ВС РФ в отношении охраны изображения гражданина, представляет интерес судебная практика по данному вопросу1.

______________________________

1 https://bsr.sudrf.ru/bigs/portal.html.

1. Соломбальским районным судом г. Архангельска 2 августа 2017 г. рассмотрено гражданское дело № 2-964 о понуждении удалить выложенный в сети Интернет пост, запрете использовать фотографию, компенсации морального вреда.

Из текста решения по данному делу усматривается, что между истцом и водителем автобуса произошел конфликт. Ответчик, не являясь участником конфликта, сфотографировала истца во время нахождения в автобусе, в котором происходил конфликт. Позже ответчик разместила фотографии с изображением истца в социальной сети «ВКонтакте» и сопроводила их комментариями.

Согласия на публикацию своего изображения истец не давал.

В своем решении суд пришел к выводу, что изображение истца было использовано с нарушением норм статьи 152.1 ГК РФ – без согласия истца. Данный случай, по мнению суда, не относится к случаям, перечисленным в статье, при которых не требуется согласие гражданина на обнародование его изображения. В совокупности с содержанием текста к фотографии изображение истца на обнародованном фото является основным объектом изображения, использование которого в силу статьи 152.1 ГК РФ возможно только с согласия истца.

При этом судом отмечено: то обстоятельство, что фотография сделана в общественном месте, не является основанием считать, что фотография истца была использована ответчиком в соответствии с положениями статьи 152.1 ГК РФ, когда согласие фотографируемого гражданина не требуется.

С учетом данных выводов, требования истца были признаны судом подлежащими удовлетворению.

2. Березниковским городским судом Пермского края 3 августа 2016 г. рассмотрено дело № 2-2955/2016 о защите чести, достоинства, деловой репутации, взыскании компенсации морального вреда.

Из текста решения по данному делу усматривается, что средством массовой информации (ответчиком) на своем партнерском сайте в Интернете была размещена статья, иллюстрированная фотографией истца, под заголовком «Будет сидеть. Суд сказал». Из текста статьи следует, что интервью было взято у адвоката истца. Фотография истца была сделана журналистом в зале суда, в котором рассматривалось уголовное дело в отношении истца. Согласия на обнародование и использование своего изображения истец не давала.

Судом установлено, что при рассмотрении уголовного дела в зале судебного заседания присутствовали представители прессы, судом была разрешена и производилась фотосъемка.

Истец считает, что ответчиком было нарушено ее право на охрану изображения, поскольку такое изображение было обнародовано и использовано без ее согласия. Просит суд обязать ответчика удалить изображение истца, помещенное ответчиком в сети Интернет, с дальнейшим запрещением его распространения и взыскать с ответчика компенсацию морального вреда.

С доводами истца о незаконном распространении и использовании ответчиком изображения истца суд не согласился.

По результатам рассмотрения дела суд пришел к заключению, что интерес к истцу, связанный с ее участием в уголовном процессе, являлся общественно значимым, был интересен широкому кругу общественности. Принимая во внимание данное обстоятельство, суд пришел к выводу, что с учетом положений подпункта 1 пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ получения согласия истца на использование ее изображения в данном случае не требовалось, поскольку оно использовалось в общественных интересах.

Таким образом, требования истца судом были оставлены без удовлетворения.

3. Пожарским районным судом Приморского края 9 июля 2018 г. было рассмотрено гражданское дело № 2-186/2018 о компенсации морального вреда.

Из текста решения суда по указанному делу следует, что несовершеннолетняя П. распространила в социальной сети «ВКонтакте» фотографию обнаженной по пояс одноклассницы Л., которую сняла на камеру телефона во время прохождения школьниками медицинского осмотра.

По мнению истца, выступающего в интересах своей несовершеннолетней дочери Л., распространение фотографии тела его дочери в сети Интернет вызвало у дочери комплекс крайне негативных эмоций, что повлекло необходимость обращения к невропатологу и психологу за оказанием необходимой помощи.

По заявлению отца несовершеннолетней Л. по данному факту проводилась доследственная проверка, по результатам которой был установлен факт нарушения несовершеннолетней П. неприкосновенности частной жизни Л. путем распространения личных фотографий последней в сети Интернет. Такие деяния подпадают под признаки преступления, предусмотренного частью 1 статьи 137 Уголовного кодекса РФ (незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации). Однако в возбуждении уголовного дела было отказано ввиду того, что несовершеннолетняя П. не достигла возраста привлечения к уголовной ответственности.

По результатам рассмотрения гражданского дела, со ссылками на пункт 1 статьи 24 Конституции РФ, пункт 1 статьи 152.1 ГК РФ, а также на пункт 1 статьи 152.2 ГК РФ, суд пришел к выводу о том, что установление факта совершения действий, которые нарушают личные неимущественные права гражданина или посягают на принадлежащие ему нематериальные блага, является достаточным основанием для взыскания денежной компенсации морального вреда.

Исковые требования были удовлетворены.


Законодательством Республики Беларусь, в отличие от Российской Федерации, право гражданина на собственное изображение прямо не отнесено к нематериальным благам, подлежащим защите в порядке, установленном гражданским законодательством.

Справочно.

В Гражданском кодексе Республики Беларусь 1964 года содержалась статья 509 «Охрана интересов гражданина, изображенного в произведении изобразительного искусства».

Нормами данной статьи было установлено, что опубликование, воспроизведение и распространение произведения изобразительного искусства, в котором изображено другое лицо, допускается лишь с согласия изображенного, а после его смерти – с согласия пережившего супруга и детей умершего. Такого согласия не требуется, если это делается в государственных или общественных интересах или изображенное лицо позировало автору за плату.

Вместе с тем перечень нематериальных благ, закрепленный в статье 151 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК), не является исчерпывающим, что предполагает возможность отнесения к нематериальным благам иных личных неимущественных прав и нематериальных благ, принадлежащих гражданину от рождения.

Это означает, что защита такого права в силу предписаний пункта 2 статьи 151 ГК возможна в соответствии с гражданским законодательством в случаях и порядке, предусмотренных этим законодательством, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 11 ГК) вытекает из существа нарушенного права на собственное изображение и характера последствий этого нарушения.

В то же время Конституционный Суд Республики Беларусь в своем решении от 30 октября 2018 г. № Р-1145/2018 «О правовом регулировании в гражданском законодательстве использования и охраны изображения гражданина» пришел к выводу о наличии правовой неопределенности в гражданском законодательстве в части регулирования общественных отношений, связанных с надлежащими использованием и охраной изображения гражданина, и признал необходимым внести соответствующие изменения в ГК.

Данную точку зрения разделяет также и Верховный Суд Республики Беларусь. По его мнению, включение в ГК норм, определяющих особенности охраны изображения гражданина, является целесообразным и оправданным, поскольку урегулирование указанных отношений будет способствовать устранению имеющейся правовой неопределенности, эффективной защите прав граждан от незаконного вмешательства в их частную (личную) жизнь, обеспечению разумного баланса публичных и частных интересов, а также соответствовать положениям международных договоров и стандартов2.

______________________________

2 Решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 30 октября 2018 г. № Р-1145/2018 «О правовом регулировании в гражданском законодательстве использования и охраны изображения гражданина».

Несмотря на отсутствие в гражданском законодательстве прямых норм, направленных на охрану изображения гражданина, отдельные требования, касающиеся защиты изображения гражданина от неправомерного использования другими лицами, содержатся в ряде иных законодательных актов.

Так, в соответствии с пунктом 9 статьи 10 Закона Республики Беларусь от 10 мая 2007 г. № 225-З «О рекламе» (далее – Закон о рекламе) не допускается использование образов граждан Республики Беларусь в рекламе без их согласия или согласия их законных представителей, если иное не предусмотрено данным Законом или Президентом Республики Беларусь.

В качестве примера судебной практики по вопросу применения Закона о рекламе при распространении изображения гражданина в сети Интернет можно привести решение одного из районных судов Республики Беларусь от 3 октября 2016 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам городского суда от 19 декабря 2016 г.3

______________________________

3 ИБ «КонсультантПлюс: Материалы судебной практики Белорусский выпуск».

Из текста решения следует, что ответчиком в начале 2013 года был создан имиджевый рекламный видеоролик о центре лазерной коррекции зрения «О», в котором три раза был показан образ истицы без ее согласия. Рекламный видеоролик был размещен ответчиком в сети Интернет на сайте YouTube, а также был неоднократно показан по телеканалам Республики Беларусь и Российской Федерации.

Истец в своем заявлении просила суд запретить ответчику использовать и передавать третьим лицам рекламный видеоролик со своим изображением, а также взыскать с ответчика компенсацию морального вреда.

В обоснование заявленных требований о материальной компенсации морального вреда истец указала, что действиями ответчика ей были причинены физические и нравственные страдания. После выхода ролика к истцу стали часто обращаться люди с вопросами о восстановлении зрения, лечении катаракты и иных услугах центра лазерной коррекции зрения «О», что причиняло ей много неудобств. Так как она не является публичным человеком, это отразилась также на ее здоровье: появилась депрессия, ухудшился сон и аппетит. Кроме того, указанная реклама создала ей препятствия в работе, поскольку ее деятельность до сих пор ассоциируют с рекламной деятельностью центра лазерной коррекции зрения «О».

По результатам изучения материалов дела судом было установлено, что в конце 2015 года по заявлению истца управлением торговли и услуг городского исполнительного комитета был выявлен факт использования ответчиком образа истца в рекламной деятельности без согласия истца, что является нарушением статьи 10 Закона о рекламе.

Доводы ответчика о том, что истец давала устное согласие на использование ее образа в рекламе, судом не приняты во внимания.

В обоснование своей позиции суд сослался на пункт 6 Положения о порядке размещения (распространения) на территории Республики Беларусь рекламы продукции, товаров, работ, услуг, производимых на этой территории, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 12 ноября 2007 г. № 1497 «О реализации Закона Республики Беларусь «О рекламе», согласно которому документами, подтверждающими рекламирование товара, производимого на территории Республики Беларусь, являются: договор о выполнении работы гражданином Республики Беларусь по рекламированию такого товара или об использовании изображения гражданина Республики Беларусь в такой рекламе и паспорт гражданина Республики Беларусь.

С учетом данных норм суд пришел к выводу, что согласие гражданина на использование его образа в рекламе должно быть выражено в письменной форме.

Таким образом, суд установил, что реклама была размещена ответчиком в сети Интернет с нарушением требований Закона о рекламе, а именно без письменного согласия истца. Нравственные и физические страдания истца находятся в прямой причинной связи с действиями ответчика по размещению ненадлежащей рекламы в сети Интернет и по телевидению.

Учитывая данные обстоятельства, суд принял решение о материальной компенсации морального вреда.

Определением этого же суда от 3 октября 2016 г. производство по делу по иску в части запрета использования образа в рекламе прекращено ввиду неподведомственности спора суду.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы истца на данное определение суд кассационной инстанции оставил жалобу без удовлетворения.

В определении от 19 декабря 2016 г. судебная коллегия по гражданским делам городского суда указала, что разрешая вопрос о прекращении производства по делу по иску М. к ООО «М» о запрете использования и передаче третьим лицам видеоролика с ее образом, суд обоснованно указал, что заявленные требования неподведомственны суду, поскольку в соответствии со статьей 30 Закона о рекламе в случае размещения (распространения) ненадлежащей рекламы Министерство торговли Республики Беларусь или местный исполнительный и распорядительный орган вправе вынести предписание об устранении выявленного нарушения законодательства о рекламе. Организация или гражданин, которым вынесено предписание об устранении выявленного нарушения законодательства о рекламе, обязаны в течение трех рабочих дней со дня его получения устранить выявленное нарушение, если более длительный срок не предусмотрен в предписании.

Помимо Закона о рекламе требования о необходимости получения согласия на распространение изображения гражданина в средствах массовой информации содержатся также в Законе Республики Беларусь от 17 июля 2008 г. № 427-З «О средствах массовой информации» (далее – Закон о СМИ).

В частности, подпунктом 4.7 пункта 4 статьи 34 Закона о СМИ на журналиста возложена обязанность получать согласие физических лиц на проведение аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемок, за исключением их проведения в местах, открытых для массового посещения, на массовых мероприятиях, а также случая, предусмотренного статьей 40 Закона.

Учитывая, что изображение гражданина является одним из аспектов его личной жизни, в качестве элемента защиты права на изображение можно также считать обязанность журналиста получать согласие на распространение в средстве массовой информации сведений о личной жизни физического лица от самого физического лица либо его законного представителя. Такая обязанность закреплена в подпункте 4.7 пункта 4 статьи 34 Закона о СМИ и должна выполняться в том числе при распространении информации в сети Интернет.

Статьей 40 Закона о СМИ устанавливаются правила распространения в средствах массовой информации информационных сообщений и материалов, подготовленных с использованием аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки физического лица.

В соответствии с указанной статьей распространение таких сообщений и материалов, в том числе в сети Интернет, без его согласия возможно лишь в случаях если:

– будут приняты меры против возможной идентификации данного лица посторонними лицами;

– распространение этих информационных сообщений и материалов не нарушает конституционных прав и свобод личности и необходимо для защиты общественных интересов;

– распространение таких информационных сообщений и материалов осуществляется по требованию органа уголовного преследования, суда в связи с производством предварительного расследования, судебным разбирательством.

Кроме того, принимая во внимание, что изображение гражданина относится к категории персональных данных физического лица, а также представляет собой информацию о его частной жизни, порядок использования и распространения изображения гражданина будет также подпадать под действие законодательства, которым регламентирован порядок обращения с персональными данными.

В настоящее время в Республике Беларусь отсутствует самостоятельный Закон «О персональных данных» (проект соответствующего законопроекта уже разработан и внесен в Парламент Республики Беларусь).

Отдельные вопросы, касающиеся обращения с персональными данными и их защиты, на сегодняшний день закреплены в Законе Республики Беларусь от 10 ноября 2008 г. № 455-З «Об информации, информатизации и защите информации» (далее – Закон об информации).

Так, в статье 1 указанного Закона содержится определение понятия «персональные данные». Исходя из данного определения к персональным данным могут быть отнесены любые данные, позволяющие идентифицировать физическое лицо.

Факт того, что изображение гражданина позволяет его идентифицировать как определенную личность, не вызывает сомнений.

Статьей 17 Закона об информации персональные данные, а также информация о частной жизни физического лица отнесены к категории информации, распространение и (или) предоставление которой ограничено.

Правовой режим такой информации закреплен в статье 18 Закона об информации.

В соответствии с частью второй указанной статьи сбор, обработка, хранение информации о частной жизни физического лица и персональных данных, а также пользование ими осуществляются с письменного согласия данного физического лица, если иное не установлено законодательными актами Республики Беларусь.

Частью третьей статьи 18 Закона об информации установлено, что порядок получения, передачи, сбора, обработки, накопления, хранения и предоставления информации о частной жизни физического лица и персональных данных, а также пользования ими устанавливается законодательными актами Республики Беларусь.

К таким законодательным актам, в частности, относятся Закон о рекламе и Закон о СМИ, о которых было упомянуто выше.

Таким образом, право гражданина на собственное изображение является объектом правовой охраны и подлежит защите с учетом требований, предусмотренных ГК, Законом о рекламе, Законом о СМИ, Законом об информации.

Помимо гражданско-правовой ответственности за размещение в сети Интернет изображения другого лица без его согласия (в случаях, когда такое согласие является обязательным) нарушивший установленные правила субъект может быть привлечен к административной или даже уголовной ответственности.

Так, к административной ответственности лицо может быть привлечено за:

– умышленное незаконное разглашение персональных данных (статья 22.13 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее – КоАП);

– нарушение законодательства о рекламе (статья 12.15 КоАП), в том числе за нарушение требований пункта 9 статьи 10 Закона о рекламе, в соответствии с которыми не допускается использование образов граждан Республики Беларусь в рекламе без их согласия или согласия их законных представителей.

Уголовная ответственность может наступить за незаконные собирание либо распространение сведений о частной жизни, составляющих личную или семейную тайну другого лица, без его согласия, повлекшие причинение вреда правам, свободам и законным интересам потерпевшего (статья 179 Уголовного кодекса Республики Беларусь).

Рузова И.В., главный советник отдела конституционного права управления конституционного и международного права Национального центра законодательства и правовых исследований Республики Беларусь

Материал подготовлен с использованием нормативных правовых актов по состоянию на 27 февраля 2019 г.


Пожалуйста, поверните свое устройство в горизонтальное положение.
Заказать
звонок